ВВЕДЕНИЕ

Рубеж XX и XXI столетий характеризуется глубокими социальными изменениями, происходившими в мире повсеместно, переходом от одного типа цивилизации, сформировавшейся в эпоху Ренессанса, к другому, связанному с широким вхождением в повседневную человеческую экзистенцию новейших, в том числе и информационных, технологий (здесь существенно то, что информация служит кодом постиндустриального общества). На наших глазах разрушаются системы ценностей, которые ранее цементировали общества и их членов, появляется новое общество из блоков старых, зачастую архаичных и декадентских социумов, причем его развитию присущи неопределенность и сложность. Подготовившие один из последних докладов Римского клуба А. Кинг и В. Шнайдер такого рода изменения квалифицируют как “первую глобальную революцию”, которая “формируется под воздействием геостратегических потрясений, социальных, технологических, культурных и этических факторов, сочетание которых ведет в неизвестность.” [1]. Все это значительно актуализирует проблему человека, ибо он является системообразующим фактором общества. Именно в условиях глобальной революции, на изломе цивилизации происходит “высвечивание” феномена человека, раскрытие его сложной природы, которая издавна находится в фокусе религиозных, философских, художественных и научных поисков и размышлений.

В ряде последних монографий, проанализировав концепции различных мыслителей и накопленный в различных сферах культуры (религии, философии, искусстве, науки и пр.) материал о феномене человека, авторы рассматривают его природу [2].

В первой из них — “Современная культура и генная инженерия”- - излагаются философские размышления о том, как биология в целом и генная инженерия в частности кардинальным образом изменяют наши представления о природе человека и порождают новый спектр социальных, культурных, идеологических, этических и других проблем. Генная инженерия в своем возникновении восходит к целому комплексу научных дисциплин и рациональному знанию экспериментального моделирования и представляет собой культурную инновацию. Иными словами, она - социокультурный феномен, вносящий принципиально новое в различные сферы человеческой деятельности и экзистенции. Поскольку генная инженерия является социокультурным фактом (это потребовало философского осмысления взаимодействия гносеологических, мировоззренческих и гуманистических моментов), в ней дается анализ утилитарных и символических возможностей этой области человеческой деятельности, рассматриваются новые культурные стереотипы, пути поиска нетрадиционного, “неклассического” гуманизма, приводятся философско-методологические положения о социокультурных последствиях применения методов генной инженерии, очерчиваются границы допустимого в преобразовании биологических систем и прогнозируются возможные неконтролируемые последствия вмешательства в природу человека [3].

В следующей книге (“Человек как космопланетарный феномен”) авторы показывают человека как закономерное звено во вселенской космической эволюции, его место в круговороте звезд и планет, статус в биосфере, положение в социуме и мире культуры, характер “внутреннего космоса” человека как социоприродного существа, в котором соединены в одно целое космическая, биологоческая, психологическая, социальная и культурная стороны его бытия. Здесь подчеркивается перспективность рассмотрения человека как продукта длительной биологической эволюции, воспроизводящей в информационном аспекте эволюцию нашей Вселенной после большого взрыва. Вполне понятно, что в этом качестве человека необходимо брать вместе с социокультурной эволюцией, с которой связано его психическое развитие. Немалое внимание уделяется погружению во внутренний мир (“психокосмос”) человека, причем подчеркивается принципиальный момент - человеческий психокосмос многомерен и по размерности того же порядка, что и размерность космоса. Очеловеченная Вселенная и космизация человеческого мира, подчеркивается далее, особенно четко обнаруживаются в мифологии и в моделях мира, вызревших в лоне восточных культур. Здесь широко представлены динамика культуры и раскалывающийся процесс ее космизации, всего массива современной мысли - от науки до искусства. В свете этих представлений по-иному смотрятся многие идеи, высказанные фантастами, принципы восточной мудрости, новые научные гипотезы. В итоге делается вывод о том, что род человеческий находится на пути к “гомо космпкус”: “космоантропы”, “необионты” будущего — это та возможность, которая еще должна прорасти из нашего мятущегося настоящего, сотканного из противоречивых реалий современного социума [4].

В последней монографии - “Интегральная природа человека: естественнонаучный и гуманитарный аспекты” дана краткая и емкая картина современных представлений о человеке, исходя из накопленных в мировой литературе новейшего материала и опираясь на поисковые методологические подходы, в том числе идеи И. Пригожина и его школы, В.И. Вернадского, В. Казначеева, Н. Моисеева, В. Налимова и других мыслителей и ученых. Авторы на основе концепции единства и взаимодействия хаоса и порядка, а также постулата об иерархичности сущего и интегральности человеческой природы (интегратором как раз - таки и является личность) развертывают широкий спектр “моделей” человека, взятых в ракурсе различных позиций рассмотрения. В рецензии на эту книгу П. Гуревич так ее охарактеризовал: “Если Вы прочтете эту книгу, у Вас, судя по всему, сложится необычный образ человека... Что ни глава - сенсация или, чуть скромнее, нетривиальный взгляд на живое, мыслящее создание” [5]. Действительно, разве это не удивительно, что генетически человек почти ничем не отличается от приматов, однако в существующий между ними “зазор” умещаются культура и цивилизация.

В монографии четко просматривается идея о том, что образ человека представляет собой динамическое образование, что он весьма изменчив. Ведь “ожившие” древние знания, в том числе и мистические прозрения, и классические философские построения сопряжены с новейшими открытиями в области физики, биологии и психологии, однако это не привело к созданию принципиально нового образа человека. Последний не может отлиться в завершенную, чеканную форму, - антропологи нашего столетия установили, что природа человека является скрытой. Все приведенное разноречивое знание о человеческой природе - мистические прозрения, философские постулаты, религиозные откровения, научные эксперименты - в перекличке идей и интуиции позволяет очертить неясный и зыбкий силуэт человека. Во всяком случае, ясно одно: ни современная наука, ни философские концепции, ни религиозные построения не способны в полной мере обнажить тайну человека [6]. Поэтому вполне понятно стремление авторов исследовать феномен человека на пороге XXI столетия.

Сейчас в общественном сознании все более утверждается мысль о том, что человечество находится на крутом переломе, о чем свидетельствуют не только социальные катаклизмы нашего жестокого века, но и глобальный кризис, выражающийся в надвигающейся экологической катастрофе, исчерпании ресурсов, наркомании и т.д. Происходящая глобальная революция (о чем уже говорилось выше), когда идет поиск нового типа отношений между индивидами, нового общественного устройства, нового статуса человека в социальном мире, свидетельствует о наступлении новой эпохи “осевого времени”. В свое время К. Ясперс в труде “Истоки истории и ее цель” весьма эффективно использовал концепцию “осевого времени” для доказательства единства истории и человечества. Она обозначает особый период мировой истории Китая, Индии и Запада между 800 и 200 гг. до н. э. “В это время, - пишет он, - происходит много необычайного. В Китае жили тогда Конфуций и Лаоцзы, возникли направления китайской философии, мысли Мо-цзы, Чжуан-цзы, Ле-цзы и бесчисленное множество других. В Индии возникли Упанишшады, жил Будда; в философии - в Индии, как и в Китае, - были рассмотрены все возможности философского постижения действительности, вплоть до скептицизма, до материализма, софистики и нигилизма; в Иране Заратустра учил о мире, где идет борьба со злом; в Палестине выступали пророки - Илия, Исайя Иеремия и Второисайя; в Греции — это время Гомера, философов Парменида, Гераклита, Платона, трагиков, Фуки-днда и Архимеда. Все, что связано с этими именами, возникло почти одновременно в течение немногих столетий в Китае, Индии и на Западе независимо друг от друга” [7].

Общими чертами этих трех географически разделенных культурных миров являются следующие.

Во-первых, общим является прежде всего возникшее новое, которое сводится к тому, что человек осознает бытие, самого себя и свой границы; другим полюсом этого сознания является постановка человеком целей и проблем, его стремление к свободе, постижение абсолютности и “ясности трансцендентальности мира”.

Происходит рождение осознания свободы экзистенции: появляется резкое различие между экзистенцией и трансценденцией и прорастает и развивается индивидуальное сознание.

Во-вторых, эти упомянутые культурные миры связывает впервые возникшее в истории самосознание, рефлексия о самом мышлении.

В-третьих, настало время универсального разума и религии. В эту эпоху появились универсальные, фундаментальные и до сих пор используемые категории мышления и основания мировых религий

В-четвертых, :наступила пора рефлексии, скептицизма, критики традиции и ее изменений.

В-пятых, эпоха “осевого времени” венчает конец мифологического периода, проникнутого покоем и очевидностью основных принципов. Рациональная мысль рассматривает миф, рационализирует его, выясняет его причины, творит новые мифы, метафорически преобразуя старые. Возникает бунт в сфере морали против политеизма, стремление к монотеистической религии, происходит демифологизация. Человек ощущает свою неудовлетворенность, что делает его открытым новым неограниченным возможностям опыта, однако поставленные им проблемы остаются неразрешимыми окончательно. Этой неразрешимости К. Ясперс придает универсальный, транскультурный характер.

В-шестых, в эпоху “осевого времени” появляются философы как выдающиеся индивиды, для которых, несмотря на различные способы выражения, общи духовная автономия и способность рассматривать вещи на расстоянии, бунт против людей, бога и трансцендентного мира.

Перед нами новый тип личности, способной к тончайшим абстракциям, стремящейся к свободе и счастью на земле и пытающейся достигнуть их путем взлета к идее, атараксии, медитации, саморефлексии, нирваны, Дао или Бога. У человека формируется чувство одиночества, способность отворачиваться от мира, общества. Под влиянием великих людей (аутентичного человека) народные массы изменяются, и в итоге человечество совершает скачок. На основе концепции “осевого времени” К. Ясперс показывает, что синхронно возникшие в эту эпоху ценности являются фундаментальным элементом единства истории как науки, так и человечества, что они образуют “идеальную” ось, вокруг которой с тех пор “кружится” реальная история человечества. Сейчас в глобальном масштабе сложилась аналогичная ситуация — разрушаются старые системы ценностей, вырабатываются новые представления о мире (пространстве и времени, причинной связи и пр.), соотношении человека и общества, новом мировом порядке, совершаются прорывы в различных областях человеческой деятельности и пр. Человечество начинает скачок в своем развитии, чему способствует широкое распространение новых технологий. Новая эпоха “осевого времени” имеет большое значение и для России, ибо теперь вырабатываются идеи и закладываются основы для последующего развития нашего отечества. Так как Россия неотрывна от контекста мировой цивилизации, то на нее оказывает влияние все происходящее в ней. Сама же эта мировая цивилизация в значительной степени зависит от процессов становления нового типа личности человека, который выступает ее структурообразующим элементом. Понятно, что здесь немалая роль принадлежит образу человека, способного ориентироваться в окружающей действительности и прогнозировать пути развития цивилизации. Авторы исходят из изложенного в их предыдущих монографиях понимания природы человека как космобио - психосоциокультурной интегральной целостности, что позволяет создать образ человеческой экзистенции, более или менее адекватный действительности, н объяснить происходящие процессы на пороге XXI столетия.

На основе рассмотрения спектра моделей человека предлагается обобщенная парадигма человеческой экзистенции, связанная с представлением о том, что феномен человека есть взаимопроникновение хаоса и порядка, что человеческая личность по своей сути является монадой, т.е. человек — это голограмма Вселенной. В таком подходе Человек н Вселенная (как голографические образования) укладываются в единую клеточно-автоматную модель синергической реальности. Тогда отсюда вполне естественно вытекает представление о корпускулярно-волновой природе человека и совершенно необычное объяснение возможного механизма функционирования человеческого мозга, согласно которому основные мыслительные процессы происходят не в нем, а “вовне”, в окружающей мозг активной автоматно-клеточной среде. В голографической модели Вселенная предстает в качестве Космического Человека (универсального человека), репрезентируемого более или менее полно эмпирически в человечестве, в каждом отдельном человеке и поэтому каждый человек несет в себе потенциально, виртуально весь мир. Представление о человеке как монаде весьма плодотворно в понимании происходящих социальных процессов. Именно человек как микрокосмос социума выступает движущей силой развития общества, ибо в зависимости от того, создает оно условия для осуществления его творческих физических и духовных потенций или препятствует этому, оно либо находится в динамическом равновесии и движении, либо попадает в режим стагнации, деградирует и саморазрушается. Ведь взаимодействие индивидов, когда человек есть не проявление всеобщего (общественного), а монада, происходит по принципу резонанса. В таком случае именно такой подход дает возможность разрешить целый комплекс проблем экологического, экономического, этического, идеологического, цивилизационного характера. Феномен человека на пороге XXI столетия раскрывается прежде всего в измерениях гуманистической личности, гуманистической идеологии и гуманистического общества.

По мнению авторов, как раз - таки голографическая модель соотношения Вселенной и Человека, когда человек вроде бы “размазан” по всей Вселенной, позволяет по-новому интерпретировать целый ряд таких явлений, как феномен превращений индивида, давший человеку огромную власть над другими существами, значимость страха в поведении индивида и социальных групп, квантовую связь “человек-растение”, когда весьма тонкие квантовые процессы, происходящие во внутреннем пространстве информационных молекул, делают возможным динамическое кодирование психических явлений, существование множества “Я” в одном теле и пр. Данная модель позволяет решить острейшую проблему соотношения индивидуализма и коллективизма, а следовательно, найти выход из кризиса социума и культуры.

Многомерный мир человеческой экзистенции неразрывно связан с виртуальным бытием человека как субъекта деятельности и творчества, выводит на трансперсональную психологию, которая дает новое видение природы человека и обнажает космические основы человеческой психологии. Именно виртуальное бытие субъекта позволяет объяснить значение виртуальных технологий в жизнедеятельности человека на пути движения к постиндустриальной цивилизации. В контекст данной монографий хорошо вписывается полицентрическая модель “Я”, которая делает возможным внутренний диалог, понимание субъекта с множеством различных точек зрения. Она составляет психологическое основание методологического плюрализма, старающегося схватить действительность в ее объективной многосторонности. В результате появляется личность, которая имеет обширную информацию, богатые чувства, гибкое мышление, склонность к эмпатическому переживанию, т.е., образно говоря, имеющая лишний “ген” универсальности и гуманизма.

Материал монографии основан на новейших достижениях в области естественных и гуманитарных дисциплин, на фактах истории культуры, мифологии, религии, искусства, философии, теологии, имеющих отношение к природе человека и тайнам Вселенной: она рассчитана на специалистов, аспирантов, студентов и широкий круг читателей. Параграфы 3.4, 4.1 и 4.4 настоящей работы написаны совместно с профессором Ю.Г. Волковым.

Цель вечная движения миров вселенной - мы.

В глазу рассудка ясном зрачок мгновенный - мы.

Похож на яркий перстень летящий круг миров.

На перстне этом быстром узор нетленный — мы.

Омар Хайям

Наш мир в определенной степени является отражением высших миров, но в еще большей степени — в принципе, до высшей точки Божественного откровения -внутренняя сущность миров отражается в человеке. Можно сказать, конечно, что все существа в мире - и высокоорганизованные, и примитивные — служат символами и моделями различных аспектов жизни высших миров, однако только в образе человека находят свое отражение взаимоотношения различных сторон бытия.

А. Штайнзальц

| >>
Источник: Поликарпов B.C., Поликарпова В.А.. ФЕНОМЕН ЧЕЛОВЕКА - ВЧЕРА И ЗАВТРА. Ростов-на-Дону,1996. - 576 с.. 1996

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. ВВЕДЕНИ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Введение
  5. Введение
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. 1 ВВЕДЕНИЕ В ФИЛОСОФИЮ
  9. 1 ВВЕДЕНИЕ В ФИЛОСОФИЮ
  10. ВВЕДЕНИЕ