3.3. Гипериндивидуальность В. Налимова

На рубеже XX и XXI столетий на понимание феномена человека, на решение проблем духовности начинают оказывать влияние новые подходы в их трактовке, перекликающиеся с идеями древних цивилизаций. Природа человека является многомерной, нас же интересует социальное измерение, проявляющееся в личности. Теперь уже становится очевидным, что облик личности зависит от ее связей в системе межличностных отношении. Зарубежный специалист К. Ямамото пишет: “Мы вряд ли можем идентифицировать отдельную личность, которая не находилась бы под воздействием и сама одновременно не воздействовала бы на группы других личностей. Это означает, что мы не можем рассматривать человеческие группы отдельно от индивидуальностей” [30].

Исходя из данного положения, В. Налимов рассматривает межличностные отношения в качестве процесса, приводящего к образованию гиперличности - межличностной структуры: “В простейшем случае гиперличность - это двумерная функция распределения. Здесь две отдельно существовавшие личности, характеризовавшиеся отдельными функциями распределения, объединяются в одну, вероятностно задаваемую структуру, локализующуюся теперь одновременно в двух телах” [31]. Иными словами, в простейшем случае гиперличность представляет собой межличностную структуру, распределенную между двумя индивидуальными телами. В более сложных случаях гиперличность может образовываться из многих личностей.

В пользу правомерности представления о гиперличности свидетельствует целый ряд факторов. В. Налимов в качестве одного из них приводит любовь — она силою своих чувств может создать гиперличность даже в случае, когда коэффициент корреляции между вероятностно задаваемыми структурами двух личностей А и В близок или равен нулю. “Но такая гиперличность неустойчива, - пишет он. - Устойчивость может возникнуть только тогда, когда сила чувств оказывается достаточной для такой перестройки гиперличности, при которой коэффициент корреляции приобретает существенное значение, может быть, даже начинает приближаться к единице. Катастрофически большое количество разводов в наше время - не является ли это свидетельством того, что семантическая капсулизация (следует помнить, что для В. Налимова человек - это текст. -Авт.) личности стала столь глубокой, что силы чувства больше не хватает для преодоления ортогональной расщепленности?” [32].

Все дело в том, что на нынешней стадии развития цивилизации любовь в большинстве случаев не в состоянии удовлетворить изначальное стремление человека слиться с любимым существом. “По отдельности мужчины и женщины, - пишет Дж. Бейнс, - лишь половинки целого, незавершенная сущность абсолютной истины. Подсознательно пара стремится создать именно такую целостную структуру. Реальность, однако, подтверждает иллюзорность их фантазий. И все же существуют исключения из общего правила, так же, как существуют люди, которые живут по 120 лет или никогда в жизни не болеют или, как это ни странно, живут среди нас святые, волшебники и бессмертные” [33]. В истории культуры известны методы, с помощью которых можно создать “духовноцентрическую” пару (гиперличность). Они культивировались в процессе духовного обучения в храмах Древнего Египта, Древней Греции, Древнего Востока и других странах. Для этого разрабатывались специальные учения эзотерического типа. Так, к ним относится тантризм, чья практика направлена на слияние двоих в одну космическую пару посредством использования сексуальной энергии. В этом случае применяется издревле ритуализированная техника, затрагивающая физическую, духовную и эмоциональную сферы человека. Очевидно, происходит ослабление личностной семантической капсулизации и личность получает возможность свободного взаимодействия с другой личностью; в результате возникает двумерная гиперличность.

Другим фактором является издавна используемый гипноз, в процессе которого система ценностных представлений гипнотизирующего впечатывается в сознание гипнотизируемого. Здесь внимание индивида полностью локализуется на словах гипнотизирующего, причем к ним проявляется повышенное доверие. В гипнотическом состоянии устанавливается тесная связь и глубокая взаимозависимость гипнотика и гипнотизирующего, нарастает внушаемость, вплоть до состояния особой гипервнушаемости [34]. Гипнотические внушения автоматически приобретают статус убежденности, и они не поддаются ни критике, ни контролю сознания. Из двух личностей, локализованных в двух телесных капсулах, возникает одна гиперличность, со свойственной ей “единой семантической доминантой” (В. Налимов).

Известный психотерапевт Л. Шерток пишет об этом так: “Гипнотизируемый воспринимает внушения гипнотизера так, словно они исходят не от другого лица, а от него самого. Как только эта стадия достигнута, гипнотическое состояние уже достаточно углубилось и отношения с окружающей средой могут быть восстановлены без риска нарушить состояние гипноза: внешние стимулы проникают в сознание, но они теперь отфильтрованы, перестроены в соответствии с полученными внушениями” [35]. Самое интересное заключается в том, что многочисленные исследования до сих пор не смогли обнаружить физиологический признак, указывающей на состояние гипноза. Это означает квалификацию гипноза как особого состояния сознания, которое предполагает “определенное изменение психологической реактивности организма” [36].

Особый интерес представляет так называемый взаимный гипноз, когда личность А гипнотизирует личность В, а последняя, находясь в состоянии гипноза, в свою очередь гипнотизирует А. Данная процедура носит циклический характер и в силу этого углубляется. В результате может быть достигнуто полное слияние участников этой процедуры, которое весьма впечатляет и пугает их. Об этом американский исследователь Ч. Тарт пишет так: “Это было похоже на частичное расплавление личностей, на частичную потерю различия между Я и ТЫ. В данный момент это воспринималось пациентами как нечто приятное, но затем они стали воспринимать это как угрозу их автономности” [37]. Для разрушения такой искусственно созданной гиперличности требуются усилия сильного гипнотизера. Ч. Тарт говорит о случае, когда аналогичный результат слияния и потери индивидуальности получился при приеме ЛСД супружеской парой.

Состояние взаимогипноткзируемости, как известно, можно усмотреть в мистериях древности, которое когда-то пытались возродить в США хиппи, сочетая музыку с приемом психоделических таблеток. Аналогично можно трактовать поведение возбужденной толпы, когда она действует как единое целое, нередко жестоко, что потом необъяснимо с позиции отдельной личности. Австрийский психолог Р. Вельдер пишет: “Прежде всего в психологической массе нас удивляет следующее: какими бы ни были люди, ее составляющие, как бы ни различались или ни походили друг на друга их занятия, образ жизни, характер, уровень интеллекта, в силу только одного приобщения к массе в них начинает формироваться некая коллективная душа, позволяющая и чувствовать, думать и поступать иначе, чем свойственно каждому из них в отдельности. Возникающие при этом идеи, мысли и чувства могут реализоваться только индивидуумами, объединенными в массу” [39].

Современная психология исходит из приоритета феномена подсознания по отношению и к физиологии, и к высшей нервной деятельности. Индивид, который находится в процессе растворения в массе, перестает подавать импульсы подсознательной агрессивности.

В подсознании человека имеется генотип, представляющий собой “комплекс отпечатков, оставленных предками и служащих конструктивным материалом для построения души целой расы” [40]. Индивид, находящийся в массе, подвержен сильной сенсорной сатурации (перенасыщенности чувств), что лишает егo способности размышлять. Он увлекается всеобщим движением и становится одним из элементов структуры массы, т.е. гиперличности.

Необходимо считаться с тем, что гипноз (и самогипноз) в мягкой форме и практически незамечаемых проявлениях присущ нашей повседневной жизни. Исследователи указывают на то, что способность к гипнотизации служит показателем гибкости личности и ее возможности образовывать не только личность, но и мультиперсональную личность. В связи с этим представляют интерес высказывания Дж. Бирса: “... подверженность гипнозу, обнаруживаемая в экспериментах, является исключительно устойчивой личностной чертой, может быть, даже в большей степени, чем вес тела или цвет волос”; “Почти все множественные личности хорошо поддаются гипнозу...” ; “Невозможно отделить гипноз от негипнотических состояний, не впав в логический абсурд” [38].

О значимости углубления межличностных отношений свидетельствует и трансперсональная психотерапия, когда в лечебных целях она использует искусственно сконструированную гиперличность. С. Гроф дает следующее описание состояния пациентки, проходившей соответствующую процедуру. “В этот момент Милада приняла позу эмбриона и, по-видимому, находилась в глубокой регрессии. Я отметил значительные изменения в ее лице. Морщины исчезли, и она выглядела как младенец. Она сообщила, что переживает удивительное единство со своей матерью. Их чувства не различались. Она свободно могла переходить от ощущения себя младенцем в утробе или у материнской груди к ощущению себя своей матерью, беременной или кормящей. Она могла также быть тем и другим одновременно, не ощущая границ в этом едином эмпирическом континууме.

Открыв глаза, она с большим удивлением заметила, что не чувствует границ между собой и мной. Ей казалось, что °на может читать мои мысли и чувства. В некоторых случаях, когда она выражала вслух свои предположения, я мог подтвердить их... В определенный момент Милада обнаружила также элемент параноидального страха, полагая, что все ее мысли передаются не только мне, но и всем людям на Земле” [41]. В данном случае в терапевтическом сеансе регрессивное переживание двуединства пациентки с матерью во время внутриутробного существования и во время кормления грудью сочетается с переживанием слияния с терапевтом.

В системе представлений, развиваемых В. Налимовым, опять идет речь о порождении гиперличности. В пользу этого свидетельствует наряду с трансперсональной терапией и практика психоанализа. Достаточно вспомнить открытый З. Фрейдом феномен трансфера: “... принцип которого (пишет Л. Шерток, цитируя Ф. Рустана) состоит в том, чтобы никогда не отделяться друг от друга, оставаясь всегда соединенными, друг с другом, образуя единое существо, или, вернее, находясь друг в друге1” [42]. Интересно, что время, необходимое для порождения гиперличности методам! психоанализа, непрерывно увеличивается и достигает теперь 10 лет.

Заслуживает внимания, хотя бы в чисто эвристическом плане, и сопоставление сновидения с гипнозом, что позволяет использовать искусство сновидения для конструирования гиперличности не только двумерного, но мультимерного порядка. В своей последней книге знаменитый К. Кастанеда (не все воспринимают его труды) излагает метод открытия мира духа при помощи силы сновидения. Его наставник дон Хуан вначале обучил его принципам искусства сновидения, а затем показал ему практические приемы. Для этого дон Хуаном была создана особая магическая среда для обучения адепта искусству сновидения. “Мое функционирование в этой среде, - пишет К. Кастанеда, - представляло для меня особый интерес, поскольку оно полностью принадлежало к сфере второго внимания (речь идет о невидимом мире. — Лет.). Именно во втором внимании я взаимодействовал с десятью женщинами и пятью мужчинами - членами отряда дона Хуана, а также с его учениками, среди которых было четверо молодых людей и четыре молодые женщины” [43]. Одно из объяснений испытываемого всеми участниками в сеансах, где применялись приемы искусства сновидения, - это гипнотическая суггестия. Второе объяснение заключается в рассмотрении энергетической конфигурации осознания, как это принято у магов. Как бы там ни было, полученный К. Кастане-дой опыт переживания сновидений показывает неизмеримую сложность нашей психики. Благодаря этому можно создавать гиперличности, чтобы проникать в глубины человеческой психики и управлять сновидениями.

Управление сновидениями позволяет человеку решать многие проблемы, возникающие в межличностных отношениях. Сейчас исследователи обращают внимание на значимость контроля над сновидениями в древних культурах, а также в индейских культурах, позволяющего гармонизировать социальные отношения. Исследовательница П. Гарфильд пишет: “Индейские культуры в различных областях жизни использовали сновидения. Нередко они были частью религиозных воззрений, обеспечивали человеку контакт со сверхъестественными силами, являясь элементом социальной системы со специальным статусом их толкователя. Сновидения часто использовались для предсказания будущего, ритуалами отгонялись плохие и, напротив, поддерживались хорошие сны. Иногда они, подобно психотерапии, решали личностные проблемы, содержали некие исцеляющие обряды. Каждое племя считало свой способ использования сновидений наиболее важным” [44]. Можно сказать, что сновидения дают возможность создавать гиперличности для решения тех или иных проблем. Достаточно упомянуть содержащиеся в сновидениях исцеляющие обряды, воплощение которых на практике приводило к исцелению больного индивида (об этом свидетельствуют этнографы и другие исследователи индейских, африканских и других культур).

Следует заметить, что в древних мифах зафиксировано представление о гиперличности, которая, с одной стороны, может проявляться как нечто целое, с другой — каждая из корреляционно связанных частей имела свое индивидуальное лицо. Так, представление о тринитарности высшего начала характерно для платонизма, иудаизма, буддизма (Будда, Драхма, Сангха), индуизма (Тримурти), христианства (Троица) и пр. Сейчас происходит оживление древних знаний, зачастую облаченных в одежды мифологии. Оказывается, что гиперличность в наше время проявляется на глубоком уровне межличностных отношений (внешний уровень - это уровень внешних коммуникаций, типичный для нашей культуры). Неизмеримо сложнее и эффективнее трансперсональный уровень взаимодействия индивидов: “Это - размыкание индивидуума, переоценка его смысловых позиций, позволяющих создавать гиперличность, иногда и зловещую по своему проявлению. Образование гиперличности может быть и деликатным процессом - когда личность не растворяется в ней полностью, а только смыкается с ней одной из множества своих составляющих. Но для этого исходная личность должна обладать способностью к порождению множественной личности внутри самой себя” [45]. Молено сказать, что представление о гиперличности вносит свой вклад в понимание природы человека в конце нашего столетия.

<< | >>
Источник: Поликарпов B.C., Поликарпова В.А.. ФЕНОМЕН ЧЕЛОВЕКА - ВЧЕРА И ЗАВТРА. Ростов-на-Дону,1996. - 576 с.. 1996

Еще по теме 3.3. Гипериндивидуальность В. Налимова:

  1. 5.5. Проблема “сознание — материя” : прорыв в неизвестное
  2. Е.Ф. Борисов. Хрестоматия по экономической теории / Сост. Е.Ф. Борисов. - М.: Юристъ, 2000. - 536 с., 2000
  3. ПРЕДИСЛОВИЕ
  4. I. МЕРКАНТИЛИЗМ
  5. ТОМАС МЕН
  6. Главный теоретик позднего меркантилизма в Англии - Томас Мен (1571-1641). Он был членом, правления Ост-Индской компании и правительственного торгового комитета. В 1664 г. была издана его книга "Богатство Англии во внешней торговле, или баланс нашей внешней торговли как регулятор нашего богатства".
    Ниже излагаются основные положения этой книги, в которой с позиций меркантилизма обосновывается внутренняя и внешняя экономическая политика государства.
  7. БОГАТСТВО АНГЛИИ ВО ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛЕ
  8. Глава II. Способы обогащения нашего королевства и увеличения количества денег в стране
  9. Глава III. Пути и средства увеличения вывоза наших товаров и уменьшения нашего потребления иностранных товаров
  10. II. КЛАССИЧЕСКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ
  11. А. ФИЗИОКРАТЫ