2.3. Геном как голографический компьютер

Фундаментальная связь человеческого тела (и психики) с реальным миром, прежде всего с биосферой, осуществляется через клетку, отражающую в себе историю земного живого вещества. Действительно, тело человека есть многоклеточный организм, а “любая живая клетка несет в себе опыт экспериментирования ее предков на протяжении миллиарда лет” [83]. Существенными компонентами живой клетки являются белки и ДНК, причем ее “двойная спираль” возникла, как предполагается, в процессе охлаждения горячей Вселенной. Сначала при достаточно высокой температуре вещества начали образовываться отдельные молекулы, потом, в связи с дальнейшим охлаждением молекулы стали образовывать нити, существование которых невозможно при более высокой температуре. В конечном счете, молекулы собираются в строго определенном порядке: звено нити с “неправильным” расположением молекул имеет меньшую энергию, чем звено с “правильным” их расположением. Оно разрушается под воздействием теплового движения. Энергия “разрушения” нитей в двойной спирали в несколько раз меньше энергии “разрушения” одной нити. При дальнейшем охлаждении нити начинают свиваться в “двойную спираль” с “правильным” расположением молекул. К тому же исследования химических реакций в биополимерах при температурах, близких к абсолютному нулю, указывают на то, что белки и ДНК можно рассматривать как своеобразные “гетерогенные стекла” [84], т.е. структурно - разупорядоченные вещества.

Заслуживает внимания то, что поведение атомов и молекул в структурно-разупорядоченных веществах похоже на “коллективное поведение” магнитных “моментов” [спинов]. Это так называемые спиновые стекла, о чьих моделях шла речь в предыдущем параграфе. В нашем плане существенной является связь биосистем (прежде всего человека) с космосом, когда выявляет свою эвристическую функцию метафора “человек - голограмма Вселенной”, когда эта связь просматривается через геном. Геном представляет собой совокупность всей генетической информации человеческого организма, закодированной в структуре спирально закрученной ДНК. Сейчас осуществляется грандиозный проект “Геном человека”, рассчитанный на 15 лет я нацеленный на создание полной генетической карты человека. Около 5 тыс. генов уже расшифровано [85]; к 2005 г. исследователи, участвующие в проекте “геном человека” надеются “прочесть” все остальные (45-95 тыс. генов).

В настоящее время ученые пытаются представить зашифрованную в ДНК человека информацию компьютерным кодом в виде нулей и единиц. “Работа “информатиков” дает возможность биологам проникнуть в сущность исследуемых объектов и находить новые связи. Эти первые успехи позволяют надеяться, что самая трудная проблема в осуществлении проекта “Геном человека”, а именно сокращение разрыва биологами и разработчиками компьютерных программ, будет разрешена” [86]. Здесь нужно считаться и с тем, что требуются и соответствующие теоретические разработки и модели. Ведь за последние десятилетия в биологии получены результаты, которые не получают разумного объяснения - фантомный листовой эффект, лазерное измерение хромосом (ДНК образует 24 пары хромосом), мобильные диспергированные гены, “водные эквиваленты”- различных форм ДНК, солитоны на ДНК, - и не вписываются в рамки устоявшихся представлений.

До недавнего прошлого считалось, что геном является наиболее стабильной структурой организма, ибо он позволяет передавать от поколения к поколению наследственные признаки. Однако оказалось, что эта стабильность удивительным образом сочетается с непостоянством [87]. Геном обладает подвижностью на всех уровнях, начиная с определенных последовательностей ДНК (мобильные диспергированные гены и пр.) и кончая высшими жидкокристаллическими и другими лабильными топологиями ДНК в составе хромосом. Самое интересное состоит в получении данных о хромосомной ДНК как о биолазере с перестраиваемыми длинами волн излучаемых полей, что подтверждает теоретические положения о когерентных состояниях в биосистемах и представления о полях, организующих эмбриогенез [88]. К этому следует добавить еще не нашедшие До сих пор какой-либо трактовки эксперименты по так называемому “фантомному эффекту” у растений. Последний означает, что если от живого листа отрезать часть, то он в определенных электрических полях генерирует видимое глазом и фиксируемое фотопленкой фантомное изображение - точную копию отрезанной части (фантомный эффект проявляется и у человека, когда, например, на непогоду ноет ампутированная конечность).

Эти данные свидетельствуют о недостаточности общепринятых в настоящее время представлений о чисто вещественных генетических свойствах ДНК. И поэтому отечественные исследователи П. Гаряев, А. Васильев и А. Березин на основе экспериментальной работы приходят к необходимости привлечения принципов голографии для объяснения указанных выше фактов и прежде всего фантомного эффекта [89]. Ими проведен теоретико-биологический анализ ассоциативно - голографической памяти генома многоклеточных, благодаря которой происходит формирование пространства-времени развивающейся биосистемы. При этом в качестве первичного субстата голографического кода берутся именно хромосомы, ибо они отображают жестко наследуемую часть пространства организма - его биологическую форму. В данном случае фантом выполняет функцию пространственной схемы регенерации поврежденного организма до целого, т.е. фантом представляет собой план постэмбрионального морфогенеза. Очевидно, аналогичные полевые схемы регенерации образуются при восстановлении утраченных частей тела не только у листьев растений, но и у животных (ящериц, планарий, тритонов и пр.) и человека (печень). Здесь виден дуализм генетического материала, постулированного А.Г. Гурвичем [90]: наследственные свойства проявляются двуедино — и на уровне вещества (генетический, линейный код ДНК), и на уровне вещества-поля одновременно (хромосомы как носители голографических решеток - многомерных нелинейных суперкодов). Отсюда следует, что утраченные части организма могут восстановиться в пределах полевых программ фантомной голографической памяти хромосомного континуума, который и является, по существу, голографическим компьютером.

Можно считать, что такого рода голографический компьютер в себе содержит информацию в виде зашифрованного прообраза макропространственных и макровременных структур высших биосистем. Самые общие принципы функционирования хромосомного голографического биокомпьютера могут быть представлены следующими положениями:

- он функционирует в таких режимах, как генерация полевых векторов морфогенеза, опознания синтезированных биосистемой морфоструктур с их голографическими прообразами, принятие решений о генерации тех или иных полевых структур;

- его регуляция осуществляется системой обратных связен, которые замыкаются на модификаторах, репрессорах и депрессорах голографических решеток, причем в качестве модификаторов, репрессоров и депрессоров могут выступать различные подвижные элементы генома;

- начало его функционирования определяется некоторой “критической массой” недифференцированной первоначально ткани, вырастающей из любой клетки во взрослый организм;

- хромосомный континуум как основной структурно-функциональный субстрат хромосомного голографического биокомпьютера генерирует две взаимопротиворечивые тенденции - образовывать некие наборы статических голограмм, кодирующих те или иные финальные морфоструктуры, и снабжать развивающуюся биосистему реестрами динамических голограмм, кодирующих ее динамическое пространство-время [91].

Именно это противоречие является одной из движущих сил развития биосистемы. Здесь необходимо иметь в виду тот существенный момент, что динамизм развития биосистем связан со свойством фрактальности (об этом речь будет идти ниже) “водных” отображений хромосомных голографических решеток: “В результате получается система полевых образов (фантомов), как бы вложенных один в другой и описывающих потенциальную структуру биосистемы с разной степенью подробности - от внутриклеточных образований (ультрафиолетовая и видимая области) до клеточно-тканеорганного уровня (ИК- и СВЧ- области). Отсюда становится понятной наполненность высших биосистем когерентными полями разных диапазонов” [92]. Без них невозможно функционирование хромосомного голографического биокомпыотера (это служит еще одним аргументом в пользу понимания человека как органического единства вещества и поля, о чем шла речь выше).

Голографическая модель генома имеет еще одно основание (наряду с фантомным эффектом) - внешние космогелиофизические поля, без которых прекращается функционирование биосистем. Так, поле мягкого рентгена может играть вполне определенную роль в морфогенезе многоклеточных биосистем. Эта роль состоит в их считывающих, бпоголограммы функциях, что не исключает и другие направления их действия. Если же голограммы хромосомного голографического биокомпьютера не считываются или считываются неправильно (внутренних излучений биосистемы для этого недостаточно), то организм, ткани, клетки погибают. Молено считать, что внутренние и внешние поля биосистемы функционируют в определенном синергизме. Считывание информации осуществляется (неважно, внутренними или внешними) полями, причем в данном случае геном-голограмма играет роль спектрального фильтра, отбирающего именно те частоты, на которых происходила запись. “Запись — считывание структуры организма идет на множестве полевых (модулирующих и демоделирующих) сигналов биосистемы, которые, будучи как бы отчужденными от нее, при взаимодействии с ней переводятся уже в топологические языки жидкокристаллических субстратов живого и тем самым становятся внутренней системой самоорганизации. Это эпигенетические языки. Генетический язык — последовательность нуклеотидов ДНК. Все остальные, в том числе и голографические информационные характеристики хромосом, являются совокупностью эпигенетических языков организма. Фактически, если мы признаем материальные носители наследственности в виде хромосом и ДНК, мы обязаны согласиться с их волновыми проявлениями, неразрывными с ДНК-субстратами” [93]. Как раз-таки полевые проявления в передаче наследственных свойств позволяют объяснить преемственность организмов в смене поколений.

Весьма существенным является то, что считываемые и записываемые с хромосом и на хромосомах полевые образования представляют собой ключевые элементы полевой самоорганизации биосистем. Эти элементы зависят от особых колебательных и квантовомеханических свойств ДНК и других клеточных компонентов. Особенность данных колебаний состоит в их когерентности, что означает существование лазероподобных процессов в организме. Оказывается, что в живых организмах на всех уровнях эволюционной лестницы существуют универсальные лазероподобные процессы. Иными словами, биосистемы обладают собственными лазерами, чьи полевые действия проявляются в “фантомном эффекте”. Когерентные поля биосистем не могут не интерферировать, что и является, собственно говоря, голографическим процессом. Неизбежно их взаимодействие с породившей их биосистемой, дающей информацию о многомерной структуре организма и использовании этой информации в процессах самоорганизации высших биосистем.

Вместе с тем не следует абсолютизировать представление о полях биосистемы с позиций их биологических функций: “Излучения светлячков, рыб, червей, пение птиц, наконец, речь человека - все эти физические поля биосистем не укладываются в рамки биоголографии. Механизмы саморегуляции человека, животных, растений с помощью собственных полей шире и включают в себя плюрализм структур полей-символов, полей-знаков, в которых голографические поля лишь часть целого” [94]. В плане нашего изложения это означает, что представление “человек - голограмма Вселенной” является в определенной степени метафорическим.

Заслуживают внимания искусственные, привнесенные, экзобиологические симметрии генетического кода [95]. Главная часть экзобиологического сообщения сосредоточена в спейсерных, интронных и мобильных областях генома. Но ведь в ней, по предположению, находится хромосомный голографический биокомпьютер со своими голографическими программами. Вполне возможно, что экзобиологическое сообщение привнесло в абиогенно сформированный полимер ДНК и РНК в начале эволюции живого вещества, что оно генерирует передаваемую по наследству информацию. Это еще не осознается нами, однако голографическая запись этого сообщения в наибольшей мере защищается таким образом.

Представляет интерес и тот момент, что развитие биосистем обладает свойством фрактальности, т.е. самоподобия, самоповтора. В случае фьорда или кардиограммы самоподобие состоит в бесконечно прихотливых изгибах, а в случае сосудов или морозных узоров на окне — в бесконечно разнообразных ветвлениях. В свое время Г. Лейбниц в своем учении о монадах фактически размышлял о фракталах. Он писал в “Монадологии”: “... в наименьшей части материи существует целый мир творения, живых существ, животных, энтелехий, душ... Всякую часть материи можно представить наподобие сада, полного растений, и пруда, полного рыб. Но каждая ветвь, растения, каждый член животного, каждая капля его соков есть опять такой же сад или такой же пруд” [96]. Отсюда построенная им метафизика, в которой монада является микрокосмом (Вселенной в миниатюре).

Наука не пошла за Лейбницем, она избрала доктрину атомизма, где каждая шкала размеров имеет свой предел и дальше него увеличение бессмысленно (большее состоит из меньшего, внутри обычных вещей вселенных нет). Теперь же обнаруживается, что фрактальный подход все шире распространяется в научных исследованиях. Понятие фрактала удачно использовала математика в своих приложениях к естествознанию. “Математическое понятие фрактала выделяет объекты, обладающие структурами различных масштабов, как больших, так и малых, и таким образом отражает иерархический принцип организации. В основе этого понятия содержится одна важная идеализация действительности: фрактальные объекты самоподобны... эта идеализация... на порядок увеличивает глубину нашего математического описания природы” [97]. Фрактал - это нелинейная структура, сохраняющая самоподобие при неограниченном изменении масштаба. Ключевым здесь является сохраняющееся свойство нелинейности; фракталы позволяют по-новому подойти к миру и человеку. В этом плане метафора “человек — голограмма Вселенной” выражает определенный аспект реального мира. Вселенная нелинейна, человек как монада тоже представляет нелинейную биосистему, в которую “встроен” геном как голографический компьютер. Это дает возможность по-иному взглянуть и на вмешательство в человеческую телесность методами биотехнологии.

<< | >>
Источник: Поликарпов B.C., Поликарпова В.А.. ФЕНОМЕН ЧЕЛОВЕКА - ВЧЕРА И ЗАВТРА. Ростов-на-Дону,1996. - 576 с.. 1996

Еще по теме 2.3. Геном как голографический компьютер:

  1. Голографические технологии в педагогике
  2. ВИТАГЕННОЕ ОБУЧЕНИЕ С ГОЛОГРАФИЧЕСКИМ МЕТОДОМ ПРОЕКЦИЙ40
  3. Психологические особенности системы «человек-компьютер»
  4. ЭТАПЫ СТАТИСТИЧЕСКОЙ ОБРАБОТКИ ЭМПИРИЧЕСКИХ ДАННЫХ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ КОМПЬЮТЕРА
  5. Но в то же время многие судьи и их секретари приступили к работе на компьютерах с полным
  6. ДЕНЬГИ КАК СРЕДСТВО ОБМЕНА ИЛИ КАК СЧЕТНАЯ ЕДИНИЦА
  7. Материнство и отцовство как психологический феноменматеринство как психосоциальный феномен
  8. Интегральная индивидуальность как результат и как условие развития человека
  9. 7 Формирование науки как профессиональной деятельности (М. Вебер «наука как призвание и профессия»)
  10. Глава 1. МАКРОЭКОНОМИКА КАК ОБЪЕКТ ИЗУЧЕНИЯ И КАК НАУКА
  11. Иностранные граждане как руководители юридических лиц и как предприниматели
  12. Действие как теоретический конструкт (объяснительное понятие) и как «неаддитивная единица» анализа психики
  13. 1.1. ОСОБЕННОСТИ МАКРОЭКОНОМИКИ КАК ОБЪЕКТА ИЗУЧЕНИЯ И КАК НАУКИ
  14. 4. Материализм как онтология и как гносеология. Понятие материи.
  15. § 3. Деньги как «мерило цен» и как наиболее экономическая форма накопления меновых ценностей