2.4. Генная технология и телесность человека

В понимании феномена человека нашей эпохи немалое место принадлежит возникшей на основе системы биологических дисциплин генной технологии (или генной инженерии). Она покушается на “переделку” человеческой телесности, на манипулирование генетическим материалом, что может оказаться эффективнее применения атомной и ядерной энергии. Генная инженерия теперь рассматривается как принципиально новая, ключевая технология будущего; под последней следует понимать “направленное изменение наследственного материала живых организмов, будь это только обмен генами или введение новых генов (это значит, что организм приобретет новые свойства, известные ранее и сознательно привнесенные)” [98]. Происходит развитие генной технологии как метода получения знаний в фундаментальных исследованиях, она становится самостоятельной силой направленного воздействия на природу и человека.

При размышлениях о социокультурных последствиях развития генной технологии следует считаться с проблемой предсказуемости научно-технического прогресса. В неопозитивистском понимании науки (Поппер, Кун и др.) будущие достижения науки рассматриваются как непредсказуемые, однако они определяют прогресс науки (и техники). Это относится и к генной технологии, но области ее применения поддаются оценке. В этом смысле генную технологию можно определить как “лучше всего прогнозируемая наука” [99], что следует иметь в виду при рассмотрении круга проблем, связанных с вторжением методов генной инженерии в человеческую телесность.

Генная технология открывает ослепительные перспективы, а именно: повышение действенности медицины (получение гормональных препаратов, ферментов, моноклональных антител и т.д.), производство белка, охрана окружающей среды (обеззараживание с помощью микроорганизмов промышленных отходов и пр.). В обозримом будущем генная инженерия позволит получать растения и животных с новыми, заранее заданными свойствами, что имеет немаловажное значение для человека. Еще привлекательнее кажется вмешательство генной технологии в природу самого человека, когда она позволит ему избавиться от наследственных дефектов, бесплодия и т.д.

Однако перспективы, открываемые генной технологией, оказываются весьма двойственными. Наряду с большими научными и экономическими возможностями следует обратить внимание на ее потенциальную угрозу для человека и человечества. Надо обсудить опасности, которые могут возникнуть при дальнейшем проникновении человеческого разума в сущность естественных сил природы (их частью является и сам человек) в целях их использования. Следует задаться вопросом: можно ли в области генной технологии сделать то, что можно сделать?

Еще участники Асиломарской конференции (США, 1975 г.) согласились, что работы в области генной технологии могут проводиться, если применяются меры предосторожности: биологические и физические барьеры, позволяющие удерживать вновь созданные организмы в пределах лаборатории, рекомендовалось также проводить научные исследования в этой области только с соблюдением инструкций по безопасности (они были изданы в 1976 г. в США и Великобритании, в 1978 - в ФРГ). Однако эти инструкции не имели силы закона, что послужило причиной дискуссии в ФРГ; попытки принять закон о защите от опасности генной технологии не удались. В надежде на использование генной технологии образуются группы заинтересованных лиц (предприниматели, промышленники, научные сотрудники), объединенные экономическими и другими интересами. Возрастает опасность нежелательных последствий в сфере применения генной технологии (нелишне заметить, что не так давно из одной японской исследовательской лаборатории в океан уплыли рыбы, над которыми проводились исследования методами генной инженерии). Необходимо организовать не только государственный контроль за развитием генной технологии, но и развивать “общественное управление генной технологией” [100], так как рыночный механизм оценивает ее только по прибыльности, не заботясь о последствиях для общества и человека.

Концепция оценки последствий технологий получила развитие в США в 60-е гг. Под этой оценкой понимают “систематическую идентификацию, анализ и выявление... всех экономических, социальных и экологических неблагоприятных последствий применения технологии” [101]. Цель оценки — рационализация технологии с помощью политики через открытое обсуждение проблемы. Для этого в ФРГ создана Комиссия по вопросу “Возможности и опасности генной технологии” - попытка демократического управления новой отраслью науки на парламентской основе. Задачи этой комиссии состоят в следующем: исследовать возможные конфликты между свободой научных интересов и правами граждан; выработать критерий для определения границ применимости новых методов генной технологии к человеку, инструкций и правил безопасности при промышленном использовании генной технологии; определить размеры государственной поддержки научных исследований в области генной технологии.

Генная технология дала человеку возможность целенаправленно и быстро изменять природную среду (на что природе требуются миллионы лет). Если в микроэлектронике на первый план ставится проблема “человек — машина”, то в генной технологии “человек — человек”. Сможет ли человек распорядиться своей властью в соответствии с новой этикой нашего обращения с природой и техникой? Может ли генная инженерия решить проблемы индустриального общества? Толкает ли она нас в пропасть? Эти вопросы находятся в центре внимания биолога Х.Б. Нордхофа; им сформулированы 10 тезисов.

- Во-первых, генная технология - не универсальное средство, а метод, который может быть применен в биотехнологии, клеточной биологии и генетике.

- Во-вторых, с помощью генной технологии человечество может проникнуть в тайны природы, чтобы овладеть ею.

- В-третьих, эти знания в будущем позволят улучшить основы наследственности человека.

- В-четвертых, они могут сэкономить энергию и рабочее время, победить болезни, биотехнологизация возможна как гуманизация индустриального общества.

- В-пятых, эти возможности могут быть использованы лишь тогда, когда знания, полученные с помощью генной технологии, будут соотнесены с медицинскими, экологическими, политическими и социальными знаниями, а внедрение генной технологии будет следовать концепции улучшения условий жизни.

- В-шестых, будущие политические и общественные дискуссии определяют вид и сферу применения генной технологии.

- В-седьмых, скорость появления нового знания в генной технологии возрастает, из чего следует ее эффективность.

- В-восьмых, умножение биологического знания не должно вести к злоупотреблению им; к тому же конструирование новой жизни может стать злом, потому что эта жизнь - не инструмент, но существует сама по себе, сама себя воспроизводит.

- В-девятых, новое знание открывает новые возможности генетического контроля над человеком, однако знание о размерах балласта в виде “дефектных” генов может привести к социальной и профессиональной дискриминации, тяжелым психологическим последствиям (поэтому в отношении применения генной технологии следует ввести правило “ничего не знать”).

- В-десятых, в отношении к генной технологии выявилось 2 позиции — скептическая оценка прогресса здесь принадлежит меньшинству, принявших участие в дебатах, оптимистическая - большинству из них [102].

По мнению многих специалистов, биотехнология дает хорошие результаты в своих возможных приложениях на протяжении последнего десятилетия, в частности в развитых странах, и тем не менее актуальность этических проблем генной технологии возрастает.

Последние (они в совокупности образуют новое направление в науке - биоэтику) обсуждаются в национальных учреждениях и неправительственных организациях. Ведь налицо конфликт между научно-техническим прогрессом и нормами нравственности. В связи с этим Ф. Сарагоса пишет: “Никогда ещё конфликт между наукой и совестью, техникой и этикой не достигал таких масштабов, не превращался в угрозу всему миру. Молекулярная генетика и ядерная энергия - два из бесчисленного множества примеров - могут по воле людей и творить чудеса, и нести опустошение. Все зависит от того, как использовать научные знания” [103].

Значимость биоэтики обусловлена и разработкой проекта “геном человека”, позволяющего построить генетическую карту человека. “Ставки, сделанные на картирование человеческого генома, огромны, - подчеркивает Ф. Майор. - Впервые сам человек рассматривается как часть всемирного наследия, которое необходимо беречь” [104]. Исследования в сфере биологии и генной технологии дают основания для” подобного рода высказываний. Сейчас обращается внимание на развитие синтетической теории эволюции, представляющей собой объединение идеи Дарвина и концепции наследственности на основе ДНК. Без этого нельзя решить крупнейшие проблемы в биологии, как и в науке в целом, которые связаны с функционированием мозга и такими его способностями, как восприятие, память, эмоции и в итоге самосознание. Многие ученые, в том числе и Ф. Крик (один из тех, кто открыл структуру ДНК), убеждены, что “физические механизмы, обусловливающие эти неуловимые нервные феномены, в конце концов будут раскрыты” [105].

Следует отметить тот момент, что тенденция развития биологических исследований при помощи методов генной технологии привела к осуществлению биохимиками дарвиновской эволюции на молекулярном уровне. Дарвиновская теория согласуется с наблюдаемой в природе эволюцией; ныне ученые стремятся воспроизвести эволюционный процесс в лаборатории с макромолекулами. Эксперименты подобного рода позволяют получать молекулы с желаемыми свойствами. Согласно теории Дарвина, эволюция осуществляется во взаимодействии постоянно повторяющихся процессов: отбора, амплификации и мутации. Амплификация — это копирование унаследованных генов, причем в природе она сопряжена с отбором: организмы выбирают себе половых партнеров, и акт размножения приводит к тому, что гены родителей передаются их потомкам.

Ученые теперь занимаются направленной молекулярной эволюцией в лабораторных условиях. “Эволюцию в лаборатории в отличие от естественной, - пишет Дж. Джойс, -можно буквально держать в руках... Современные методы на основе технологии рекомбинативных ДНК (генной технологии. - Авт.) позволяют выделять индивидуальные молекулы из любого поколения для определения полной нуклеотидной последовательности и точной оценки каталитических свойств. Возможна детальная реконструкция хода молекулярной эволюции. Можно даже возвращаться назад в любой момент эволюционной истории и начинать процесс снова, используя прежние либо новые критерии отбора” [106].

И хотя дарвиновская эволюция (селективная амплификация в сочетании со стратегически повторяющейся рандомизацией) пока осуществляется только с ДНК и РНК, создание систем направленной эволюции белков и макромолекул других типов уже не за горами. “Направленная эволюция дает биохимикам способ играть с природой по ее правилам. Новые молекулы, созданные в лаборатории, могут специфически связываться с природными” [107]. Важная область будущего применения направленной эволюции - разработка новых катализаторов. Прежде всего заслуживает внимания способность макромолекул катализировать собственную репликацию; причем эволюция таких макромолекул должна быть самоподдерживающейся. Общеизвестно, что именно обладатели этого свойства дали начало всей жизни на нашей планете. “С биохимической точки зрения самовоспроизводящиеся молекулы, - пишет Дж. Джойс, - являются живыми. Забавно, если направленная эволюция, которая изначально была попыткой имитации жизни, превратится в способ ее изобретения заново” [108]. Вполне вероятно, что этот прогноз осуществится, что можно будет лабораторным путем конструировать любой организм, в том числе и человеческий.

Нет ничего удивительного в том, что одна из актуальных проблем современной философской мысли — социокультурные последствия генной технологии человека, границы допустимого в преобразовании биосистем, особенно позитивные и негативные аспекты вмешательства в природу человека. Ведь человек - единство духовного и телесного, организм является основой личности. Имея в виду негативные последствия использования методов генной технологии в преобразовании человеческой природы, “отец” первого рожденного во Франции ребенка “из пробирки” Ж. Тестар пишет: “Требую прав... для логики неоткрытия, для этики неисследования. Перестанем делать вид, что верим в нейтральность научных исследований, в то, что только их применение может быть хорошим или плохим... Этические выборы должны совершаться под поток открытий” [109].

В ходе рассмотрения проблемы вмешательства генной технологии в человеческую телесность следует иметь в виду следующие положения:

- могущество и бессилие (божественного типа) человека в случае манипуляции генетическим материалом;

- в резкое ускорение методами генной технологии темпов биоэволюции человека вызовет кардинальные изменения в развитии человечества;

- результаты трансформации природы человека зависят от того, в какой системе этики они будут осуществляться, т.е. должен учитываться феномен множества этических кодексов;

- преобразование природы человека следует рассматривать в связи с концепцией неархимедова времени (здесь модель времени состоит из упорядоченного и неупорядоченного множеств), что позволяет прийти к выводу о возможности появления “пост-гомо”;

- границы трансформации природы человека связаны с тем, что сама природа индивида есть единство мужского и женского;

- социокультурные последствия генной технологии следует прогнозировать, исходя из идеи троичности диалектики;

- этическое поведение человека детерминируется и этикой технологии (биоэтикой), представляющей собой мультидисциплинарную ветвь науки;

- на основе биосферной функции человечества и экологической ответственности общества принцип гуманизма в его классической форме следует дополнить идеей о самоценности всего живого.

В этом плане заслуживает внимания точка зрения биолога А. Олескина: “Необходимо, чтобы “искусственная” (человеческая) биотехнология была приведена в согласие с естественной “конструкторской деятельностью” живого, природной биотехнологией... Гуманистика в рамках биотехнологии означает, что человек берет на себя роль помощника живой природы” [110]. Иными словами, речь идет о “мягких” методах биотехнологии (и генной технологии). Сегодня проблемы генной технологии в разных странах Азии, Европы и Америки стараются исследовать на основе идеи (выработанной древневосточной мыслью) междисциплинарного творческого коллектива, решающего сложные задачи генной технологии путем сочетания естественнонаучного и гуманитарного подходов. Тогда можно найти оптимальное решение проблемы вмешательства генной технологии в телесность человека и разрешить весь круг связанных с этим вопросов.

<< | >>
Источник: Поликарпов B.C., Поликарпова В.А.. ФЕНОМЕН ЧЕЛОВЕКА - ВЧЕРА И ЗАВТРА. Ростов-на-Дону,1996. - 576 с.. 1996

Еще по теме 2.4. Генная технология и телесность человека:

  1. 12.1. Соотношение телесного и душевного в человеке
  2. 7. Психологический онтогенез телесных функций (телесности).
  3. Глава X Основные виды акмеологических технологий совершенствования личностного и профессионального развития человека
  4. Глава XI Акмеологические технологии помощи человеку в организации и оптимальном осуществлении им своего личностного и профессионального развития
  5. 6. Психология телесности
  6. Телесно-ориентированная психотерапия
  7. 3.14. ТЕЛЕСНО-ОРИЕНТИРОВАННАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ
  8. 2.3.4.2. Тест «Телесные состояния»
  9. §2. Телесные наказания
  10. СИГНАЛЫ ТЕЛЕСНЫХ НЕДУГОВ
  11. Вымогательство, соединенное с причинением тяжкого телесного повреждения (ч.4 ст. 189 УК)
  12. 29. Проблемы онтогенеза телесности (в рамках различных теоретических подходов)
  13. 3.4.4. Техники телесно-ориентированного консультирования.
  14. 33. Вещи движимые и недвижимые; телесные и бестелесные.
  15. § 3. ТЕЛЕСНЫЕ НАКАЗАНИЯ КРЕСТЬЯН
  16. Древнегреческий телесный канон
  17. Духовность против телесности
  18. Духовность против телесности
  19. 3.4. Телесно-ориентированное консультирование.
  20. 20 вопрос. Представления о связи телесной конституции с психическими свойствами.