XXVIII


— Послушайте, мой дорогой, — встретил Соколова диктатор, — по поводу вас вышел скандал. Я имел крупную неприятность с Коковцовым. Когда я ему сказал, что вас необходимо назначить его товарищем, он наговорил мне дерзостей и поставил меня в невозможность не принять его отставки. Я об этом доложил Государю и сказал, что, кроме вас, у меня никого нет, но что за вас я ручаюсь. Государь очень интересуется вами, и завтра вы должны представиться. Хотите или не хотите, а портфель за вами.
Соколов потер лоб рукою.
514
СЕРГЕЙ ФЕДОРОВИЧ ШАРАПОВ
— Страшный хомут вы на меня надели. Боюсь, чтобы главная работа не пострадала.
— Успокойтесь. Я об этом думал. Проводить реформы в роли товарища при Коковцове - дело безнадежное. Авторитет министра — великая вещь. Министра боятся и не посмеют так накладывать ему палок в колеса, как товарищу. А чтобы не отрываться от главного дела, вы лучше сами раздайте текущие дела товарищам. Не отказывайтесь только от моих работ. Мне ваше участие в Совете Министров будет очень важно: ведь мои работы теснейшим образом связаны с вашими.
Соколов качал головой:
- Будет страшно трудно. Возьмите хоть одну Кредитную канцелярию. Ведь это вертеп разбойничий. Или Государственный банк! Они на всякого министра сомкнутым строем идут. А монополия? А Дворянский и Крестьянский банки? А Таможенный департамент? У меня холод по спине идет, когда я об этом только подумаю. Вы представьте себе только, какая разгорится ненависть ко мне с первого же дня!
— Полноте! Это вы только кажетесь таким смиренным...
— Да не в смирении дело, ваше превосходительство, а во времени. Времени на сутки отпущено только 24 часа.
— Ну так или иначе, дело сделано.
— Но вы меня, наконец, совсем не знаете! Но Соколов отбивался напрасно.
— Я вас уже знаю.
Иванов достал из кучи бумаг конверт и показал Соколову:
— Здесь вся ваша биография, а мое личное впечатление только усилило прекрасную аттестацию.
Капитан покраснел.
— А формальная сторона?
— Пока — «с производством в полковники»... Итак, завтра к Царю, а теперь за дело. Ваша программа?
— Со мной.
— Докладывайте последовательно. Приблизительно то же вам завтра придется докладывать и в Петергофе.
— Извольте слушать.
Соколов вынул из кармана листок бумаги, положил перед собой j и начал.
диктатор. Политическая фантазия
515
— Наше финансовое преобразование должно распадаться на три части:
1. Переустройство денежной системы.
2. Переустройство государственного хозяйства.
3. Переустройство органов хозяйственного управления.
— Постановка широкая и правильная, — заметил Иванов. — Продолжайте.
— Денежная система может быть переустроена в двух направлениях в зависимости от того, насколько широко будет поставлена задача. Можно, во-первых, восстановить серебро и нашу старую денежную систему и, во-вторых, перейти к чистым бумажным деньгам.
— За какой способ стоите вы? Помнится, за второй?
— Ваше превосходительство, финансы — это математика. Вы задаете определенную задачу, финансист ее решает. Ваша задача какая? Расширить денежное обращение? Создать широкий народный кре-дит? Найти в распоряжение правительства 2 млрд руб.? Это достижимо одинаково и при бумажках, и при серебряной валюте. Я лично стою за бумажку, как за аппарат, неизмеримо более совершенный.
Но здесь возражение — новизна дела. Серебро, наоборот, является системой испытанной. Выбор зависит от руководителя политики, ему виднее.
— Хорошо. Для перехода на серебро что вы делаете?
— Выделяю из общего золотого запаса примерно 600 или 700 млн в неприкосновенный военный фонд. Остальное золото обращаю на осторожную покупку серебряного запаса в 400 млн руб., что даст возможность выпуска по норме Императора Николая I 2 400 000 кре-дитных билетов. Свободную чеканку серебра не восстановляю сразу, ибо это был бы крах, а прекращаю золотой размен и начинаю понижать курс с тем, чтобы довести его до паритета с серебром года в два. Устанавливаю двойственный бюджет - золотой для расчетов международных и серебряный для внутренних. Сливаю воедино Государственный банк, сберегательные кассы и банки: Дворянский и Крестьянский. Организую уездные казначейства в отделения Государственного банка и устраиваю полную сеть мелких кредитных учреждений. Казенные суммы провожу только по счетам.
- А по государственному долгу?
- Требую к заштемпелеванию всю находящуюся за пределами России ренту, сохраняя только за нею право на платеж процентов
516
СЕРГЕЙ ФЕДОРОВИЧ ШАРАПОВ
золотом. Внутреннюю ренту конвертирую во вкладные билеты без курса и перевожу ее на серебро. Разумеется, некоторая часть ускользнет за границу, но это можно сократить до минимума. По этой внутренней части ренты государство сразу освобождается от платежа процентов. А ведь этой ренты около миллиарда. Вот вам ежегодное сбережение в 40 млн.
— Я эту операцию не совсем улавливаю. Как это казна освободится от процентов?
— Очень просто. Сейчас рента около 71. Я выпускаю миллиард кредитных рублей и выкупаю всю внутреннюю ренту. Ваш капитал, положим, помещен в ренте. Но вы не хотите получить наличные деньги? Я передаю их на вклад в Государственный банк и вручаю вам вкладные билеты, приносящие те же 4 %, но разменные по предъявлении. Вы только выиграли, ибо ваша бумага стала 100. Банк же получит миллиард рублей оборотных средств, которые через свои отделения и мелкие кредитные учреждения пустит в обращение из 4 ]/2 %. Очевидно, платить по вкладам будет уже не государство, а те клиенты, которые будут пользоваться деньгами. Вашему превосходительству это ясно?
— Как нельзя более. Это возврат к Канкриновской системе?
— Вернее, личной системе Николая I. Да, я возвращаюсь только к ней, разумеется, в идее, а не в подробностях.
— Ну-с, а при системе чисто бумажной?
— Будет то же самое, только я не буду связан посторонней силой — собственной стоимостью серебра и могу действовать гораздо свободнее и планомернее. Я не буду ждать никаких сроков, свободная чеканка серебра будет не нужна, фонд тоже. Я просто буду держать курс рубля на том уровне, какой нужен для народного хозяйства.
— Ясно. Но для этого нужна монополия по продаже и покупке драгоценных металлов?
— Да, Государственный банк иначе курсами управлять не может. Тратты покупать и продавать должен только он. Впрочем, при этой системе никто больше этим заниматься и не будет. Фондовая биржа исчезнет.
— Так что игру на курсе вы совершенно исключаете?
— Ее нельзя будет вести. Государственный банк раздавит всякого спекулянта — и здешнего, и заграничного.
диктатор.Палитическая фантазия
517
<< | >>
Источник: Шарапов С.Ф. ДИКТАТОР. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФАНТАЗИЯ. . 2010

Еще по теме XXVIII:

  1. Глава XXVIII. Реализация права
  2. XXVIII. ЗНАКИ ПРЕПИНАНИЯ В СЛОЖНОПОДЧИНЕННОМ ПРЕДЛОЖЕНИИ
  3. ГЛАВА XXVIII ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ СЕМЬИ И НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ
  4. XXVIII. О подстрекательстве
  5. XXVIII. О конокрадстве
  6. Глава XXVIII
  7. Статья XXVIII Поправки
  8. XXVIII. Вторая Македонская война
  9. XXVIII. Сфинкс, или Наука
  10. § 2. Вопросы охраны культурных ценностей в деятельностимеждународных организаций
  11. Книга Iі
  12. Каждая из групп состоит из пяти членов - по одному от Азии, Африки, Восточной Европы,
  13. Литература
  14. Держава і право Стародавнього Єгипту
  15. С о с О О а.
  16. 12/2000/21, приложение V).
  17. Дипломаты XIX века
  18. *(594) Мартенс Ф.Ф. О консулах и консульской юрисдикции на Востоке. С. 256.