XLVIII. Государственный контролер


Новый Государственный контролер Афанасий Васильевич Васильев был хорошо известен чиновному Петербургу своими крайними славянофильскими взглядами, своей борьбой с Витте по железнодорожным вопросам и своими странностями.
Еще совсем маленьким чиновником Министерства народного просвещения Васильев в Славянском движении 1876 года играл
Диктатор. Политическая фантазия
585
выдающуюся роль. Аксаков двинул Москву, Васильев разбудил Сла-вянское общество в Петербурге и заставил его действовать. Умело обходя цензуру, он от имени общества печатал зажигательные воззвания, организовал сборы в пользу восставших сербов, наконец, как уполномоченный Славянского общества, двинулся на Волгу и на Нижегородскую ярмарку и разогрел на всем Востоке России славянское и патриотическое чувство до очень высокой температуры. Довольно сказать, что тогдашний нижегородский архиепископ, впоследствии известный Московский митрополит Иоанникий выходил с крестным ходом на площадь и возглашал публичные моления «о победе и одолении архистратига Славянских сил Михаила Григорьевича Черняева380», ведшего на личный страх войну против «дружественной державы».
Деньги лились рекой, в каждом городке основывалось отделение Славянского общества и, наконец, общенародное чувство вылилось в великой освободительной войне, в которую славянофилы увлекли Александра II.
До какой степени бюрократия придавала значение Васильеву как агитатору, свидетельствует забавный случай с панихидой по Яну Гусу381, назначенной Васильевым в Казанском соборе. Панихида была запрещена, но за собором была «на всякий случай» поставлена батарея артиллерии с боевыми снарядами.
Человек своеобразных радикальных воззрений и несомненный агитатор, Васильев, однако, как-то ухитрялся не только оставаться чиновником, но и подвигаться в сановники. С ним вошел в тесную дружбу Тертий Филиппов382, ценивший его необыкновенную работоспособность и нравственную высоту. В Контроле могли бы развернуться и принести огромную пользу России такие работники, как Васильев. Назначенный директором Департамента железнодорожной отчетности, он повел упорную борьбу с только что воссиявшим в качестве экономического и финансового гения Витте. Васильев сразу определил, из чего эта гениальность сделана и какие ужасные пути России прокладывает. Начинался грандиозный выкуп железных дорог и усиленное строительство. Казна трещала по всем швам. Но золотой фейерверк, пущенный Витте, прикрывал все раны Казначейства и отводил всем глаза. Васильев видел все и боролся сколько мог. «Русский Кольбер» оказался, однако, сильнее. Он нашел уязвимый пункт в Государственном контролере и овладел Тер-
586
СЕРГЕЙ ФЕДОРОВИЧ ШАРАПОВ
тием Филипповым. После одного из блестящих выступлений Васильева в Обществе содействия, где последний смертельно перепугал Витте указанием, что его золотая валюта есть дело антихристово и носит даже звериное число*, Витте настоял на переводе Васильева в военную и морскую отчетность, где для министра финансов он уже был почти безопасен.
После смерти Филиппова Васильева скоро со всеми почестями и в чине тайного советника похоронили в совете Государственного контроля.
О странностях Афанасия Васильевича говорил весь Петербург. Так, например, в качестве славянофила-практика он носил старинный русский костюм, в котором не только ходил дома, но и выступал на публичных собраниях. «Тайный советник в желтых сапогах», кроме того, был бесконечно добр. Его дом был пристанищем всех неудачников, начинающих литераторов, изобретателей. Всей этой голодной братии он находил работу у себя в департаменте, превышая зачастую смету и вызывая нарекания. Его департамент называли в шутку Ноевым ковчегом. «Если случится всемирный потоп, то Афанасию Васильевичу не придется строить ковчега, а будет довольно только хорошо законопатить окна и плыть по Фон-танке», — говорили остряки.
Разумеется, в своих поисках людей генерал-адъютант Иванов не мог не остановиться сразу же на Васильеве как на самом подходящем человеке на пост Государственного контролера, который вдобавок, по его плану, получал совершенно самостоятельное, вневедомственное положение.
Диктатор вызвал Васильева к себе и имел с ним продолжительную и совершенно интимную беседу; в результате этого разговора было некоторое колебание Иванова.
С одной стороны, Васильев был бесспорно удивительным работником и как бы прирожденным контролером. С другой — его воззрения на финансы, экономию и особенно аграрный вопрос были донельзя странны. По финансам, например, Васильев хотя и стоял за бумажные деньги, но совер-шенно отрицал проценты на капитал. Иванов только развел руками, когда услыхал, что каждый человек должен оставлять себе на старость только то, что может прожить, и не должен ничего
* 1 рубль кредитный был приравнен к 66,6 коп. золотом.
диктатор.Политтеская фантазия
587
приносящего доход завещать детям. Это курьезное положение исключало всякую возможность спора или обмена мнений. Еще курьезнее были мнения Васильева о земле. Здесь царила наивная смесь толстовства, христианского коммунизма и собственных умозаключений при фанатической вере в свою бесспорную правоту.
Иванов припомнил добродушную улыбку Государя, когда, перечисляя лиц, пригодных на пост контролера, он назвал Васильева. Государь не сказал ни слова, Он только улыбнулся, но в этой улыбке было предостережение.
Пришлось подождать до приискания министра финансов, чтобы этот вопрос решить вместе с ним и Павловым. Иванов был уверен, что странные личные идеи Афанасия Васильева останутся при нем для собственного употребления и не помешают дружной совместной работе.
Однако после первого же свидания Соколова с Васильевым министр финансов заявил категорически:
— Ваш праведник в желтых сапогах — сумасшедший.
— Не торопитесь с заключениями, — ответил диктатор. — На таких праведниках стоит Россия. Я имел терпение прочитать записки Васильева по выкупу дорог и те части всеподданнейших отчетов контролера, которые он редактировал. Советую с ними познакомиться и вам. Вы увидите, как самые вздорные идеи, которые человек высказывает в кружке знакомых, не мешают удивительной государственной работе. Я поражен был этой дисциплиной мысли, что у нас особенно редко.
— Хорошо, генерал, прочту. Мне самому важно ознакомиться с историей выкупа дорог.
Павлов был знаком с Васильевым уже раньше и хотя тоже пожимал плечами по поводу его идей, но сразу и без колебаний нашел, что лучшего Государственного контролера нельзя и желать:
— Афанасий Васильевич — глубокий сторонник соборности, и это для нас лучшая гарантия, что палок в колеса он нам не насует.
Но Иванов все еще колебался и медлил. Он чувствовал, что вся ответственность в случае неудачи назначения падет на него. А между тем Государственному контролеру предстояла огромная реформа, готовилась новая и чрезвычайно важная роль.
По мысли диктатора, которую всецело разделял и Афанасий Васильев, Государственный контроль предстояло совершенно выде-
588
СЕРГЕЙ ФЕДОРОВИЧ ШАРАПОВ

лить из системы управления и на нем создать могущественную связь центра с будущими областями. Наверху должен был быть организован Контролирующий Сенат из представителей земских областей, параллельный Сенату административному; внизу сеть учреждений Контроля расширялась до уезда, охватывая собой всю денежную отчетность всякого рода касс до приходских включительно. Вверить проведение такой реформы можно было только лицу, совмещавшему огромный служебный опыт с высокой нравственной доблестью и выдающейся работоспособностью. Желтые сапоги и некоторые странности воззрений ничуть не мешали и не отнимали цены у Афанасия Васильева.
Диктатор чистосердечно доложил обо всем Государю перед своим отъездом в Москву и всецело положился на Царскую волю.
Государь обещал подумать и ответил назначением Васильева вместе с двумя другими министрами, о которых ходатайствовал Иванов.
Теперь образование кабинета можно было считать почти законченным. Главные портфели были в хороших руках.
<< | >>
Источник: Шарапов С.Ф. ДИКТАТОР. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФАНТАЗИЯ. . 2010

Еще по теме XLVIII. Государственный контролер:

  1. Алгоритм роботи контролера в інтерфейсі МЕК 625
  2. XLVIII. О лжесвидетельстве
  3. Глава XLVIII
  4. XLVIII. ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ СИНТАКСИЧЕСКИЕ КОНСТРУКЦИИ
  5. ГЛАВА XLVIII БОРЬБА НАРОДОВ ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ ПРОТИВ АГРЕССИИ ТУРЕЦКИХ ФЕОДАЛОВ. ПАДЕНИЕ ВИЗАНТИИ
  6. 36 Правопреемство государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов
  7. 17. Комплектование должностей государственных служащих. Порядок прохождения государственной службы. Прекращение государственной службы.
  8. II. Особенности представления документовна государственную регистрацию, проведения правовойэкспертизы документов и проверки законности договорааренды недвижимого имущества, внесения записейо государственной регистрации договора арендыв Единый государственный реестр прав
  9. Статья 110. Особенности заключения государственных контрактов при осуществлении закупок товаров, работ, услуг, включаемых в государственный оборонный заказ, и закупок материальных ценностей, поставляемых в государственный материальный резерв
  10. § 3. ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПОСЯГАЮЩИЕ НА АВТОРИТЕТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ И НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ГРАНИЦЫ
  11. 2.13. Принцип установления государственных гарантий прав работников и государственного контроля за их соблюдением
  12. 1. Понятие государственного контракта на выполнение подрядных работ для государственных нужд