I


На Дальнем Востоке сгустились тучи, засверкали первые молнии и, того и гляди, разразится страшная гроза в виде новой войны с Японией.
Насколько спокойно и почти беззаботно отнеслось наше общество к брошенному нам вызову Японией в 1904 году, удивленно пожимая плечами, как осмелился желтый пигмей напасть на белого великана, настолько сейчас чувствуется и в печати, и в обществе, и в правительственных сферах глубокая и острая тревога, совершенно, конечно, законная, ввиду только что пережитого тяжелого Урока, но, по свойственной нам способности бросаться из одной
402
СЕРГЕЙ ФЕДОРОВИЧ ШАРАПОВ
Ввиду грядущей мировой войны
403
крайности в другую, готовая перейти далеко за пределы, обусловливаемые реальной опасностью.
Нечего и говорить, что обстановка новой Русско-японской войны в эту минуту совершенно иная, чем пять лет тому назад. При наличности у нас Тихоокеанского флота, почти уравновешивавшего силу флота японского и опиравшегося на крепость, считавшуюся неприступной, с сосредоточенными силами внутри страны и накрепко закованными революционными элементами, единственное преимущество, непререкаемо остававшееся за Японией, была ее близость к театру войны, который для нас находился на другом конце света. Нужен был целый ряд несчастных и преступных совпадений, чтобы мы погубили наш флот, вручили крепость и армию бесталанным и ничтожным людям, дали внутри торжество разру-шительным силам и, наконец, в тот момент, когда истощенная своими победами и страшными усилиями Япония уже дошла до предела возможного напряжения и должна была искать мира во что бы то ни стало, трусливо обрадовались случаю и подарили ей Портсмутский договор263.
Подарили и успокоились за судьбы Дальнего Востока.
Но не успокоилась Япония.
Уже с первого ее шага можно было во всем объеме определить и ее цели, и ее средства. Цель, только временно отложенная в осуществлении — вытеснить Россию совершенно с Тихоокеанского побережья и забрать себе ее земли, со всеми их бесконечными богатствами, Россиею самой не эксплуатируемыми и самым небрежным образом охраняемыми.
Могла ли эта цель измениться от того, что не была достигнута сразу? В первую войну Япония подвинулась так близко к ее осуществлению, что мир явился только отсрочкой, только передышкой, чтобы дать желтым собраться с новыми силами.
И действительно: чуть не с первого же дня Япония начала вновь работать над своей задачей и работать во всех направлениях. Рос и без того огромный флот. Реформировалась и увеличивалась победоносная армия. Залечивались экономические раны. Заглатывалась и переваривалась Корея. Строилась сеть стратегических дорог. Наконец, аренда Квантуна264 обратилась во владение, и Япония стала твердой ногой на материке.
И одновременно с этим началась настоящая облава на Россию с другого конца. Не было того уголка, имеющего малейшее значе-
ние в будущей войне, куда бы предусмотрительно не заглянула Япония. Сегодня мы видим ее в Турции, завтра ее эмиссары шныряют по Финляндии и Швеции. Послезавтра разносятся слухи об австро-японском союзе. Ясно, что все помыслы Страны Восходящего Солнца направлены к одной цели — продолжать так счастливо начатое единоборство с Россией. И неужели же, поставив в этой борьбе все на карту, Япония станет дожидаться, когда, наконец, нам будет. угодно выстроить Амурскую дорогу и проложить второй путь по Сибирской?
Весь смысл для нее напасть на нас именно теперь.
А мы?
Не будем растравлять наших глубоких, зияющих ран. В том страшном столбняке, который напал на наш огромный государственный механизм под ударами неслыханного разочарования и нравственного падения, было бы чудом, конечно, если бы Россия в эти несчастные четыре года успела и одуматься, и надлежа-щим образом приготовиться. Да, совершенно верно, и эта война застает нас более или менее врасплох, и ее мы должны принимать в самых тяжелых, самых страшных условиях... Но да не будет же места малодушию. Если для Японии значительно улучшились шансы, то, оглядевшись внимательно кругом, оценив внутреннее и внешнее наше положение, мы найдем и в нем значительные перемены.
И перемены не к выгоде врага.
<< | >>
Источник: Шарапов С.Ф. ВВИДУ ГРЯДУЩЕЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ. 2010

Еще по теме I:

  1. Е.Ф. Борисов. Хрестоматия по экономической теории / Сост. Е.Ф. Борисов. - М.: Юристъ, 2000. - 536 с., 2000
  2. ПРЕДИСЛОВИЕ
  3. I. МЕРКАНТИЛИЗМ
  4. ТОМАС МЕН
  5. Главный теоретик позднего меркантилизма в Англии - Томас Мен (1571-1641). Он был членом, правления Ост-Индской компании и правительственного торгового комитета. В 1664 г. была издана его книга "Богатство Англии во внешней торговле, или баланс нашей внешней торговли как регулятор нашего богатства".
    Ниже излагаются основные положения этой книги, в которой с позиций меркантилизма обосновывается внутренняя и внешняя экономическая политика государства.
  6. БОГАТСТВО АНГЛИИ ВО ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛЕ
  7. Глава II. Способы обогащения нашего королевства и увеличения количества денег в стране
  8. Глава III. Пути и средства увеличения вывоза наших товаров и уменьшения нашего потребления иностранных товаров
  9. II. КЛАССИЧЕСКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ
  10. А. ФИЗИОКРАТЫ