Глава первая Содержание и движущие силы перуанского революционного процесса

  1. Политическое устройство общества и процесс преобразований

Методологической основой при изучении проблем любого политического устройства, в частности перуанского общества, служат известные положения К. Маркса о том, что «определенный политический строй... является лишь официальным выражением гражданского общества», а государство — «официальным резюме» такого общества 1 и что характер политических институтов коренится в материальных отношениях2. Сложившаяся на базе отношений собственности социальная структура составляет важнейшее звено в передаточном механизме от экономической сферы к политической.
Левое, революционно-демократическое крыло вооруженных сил Перу во главе с X. Веласко Альварадо выдвинуло концепцию «нового общества», создания которого оно намеревалось достичь в результате процесса «трансформации структур в области экономики, политики и культуры» с тем, чтобы перуанский народ жил в условиях «свободы и справедливости» («План Инка») 3.
В итоге осуществления структурных реформ на базе принципов «плюралистской» экономической политики, провозглашенной вместе с «политическим плюрализмом» в «Плане Инка» и другом программном документе — «Идеологических основах перуанской революции» (1975), произошло —при сложившихся разнотипных формах собственности на средства производства — смещение акцентов на государственный сектор и ассоциированные формы собственности. Государственная собственность рассматривалась как гарант становления коллективных форм собственности; государственный капитализм в Перу на этапе преобразований использовался в интересах осуществления антикапиталистической альтернативы, о чем неоднократно говорил президент X. Веласко Альварадо и его ближайшие помощники и что отмечала также

Перуанская компартия4. Стимулирование различных форм кооперативной собственности и создание собственности «социальной» (качественно новое явление) открывали перспективы широкого участия трудящихся в управлении экономикой и соответствовали политике постепенного создания переходных условий для утверждения в дальнейшем антикапиталистической альтернативы. Такая политика имела революционно-демократическую направленность и отражала интересы широких слоев трудящихся и части национальной буржуазии 5.
Политический режим в Перу в рассматриваемый период представлял собой по форме военную диктатуру (парламент был распущен, действие конституции приостановлено). Законодательная и исполнительная власть принадлежала президенту. Президент и правительство назначались военной хунтой; в руках военных оказались также и префектуры всех департаментов. Однако деятельность политических партий продолжалась в легальных условиях, а компартия вышла из почти 40-летнего подполья. Поощрялась деятельность массовых организаций трудящихся.
Дальнейший ход событий показал, что по существу государственная власть на первом этапе правления военных (1968— 1975) являлась диктатурой революционной демократии, которая при углублении структурных преобразований и расширении их социальной базы могла перерасти в революционно-демократическую диктатуру народа — переходный исторический тип государства, возникший в современную эпоху в странах социалистической ориентации в Африке и Азии 6. Такая типологизация государств основана на теоретических положениях ряда работ В. И. Ленина, обобщившего опыт русской буржуазно-демократической революции и ее перерастания в революцию социалистическую и выявившего особенности переходного периода. В. И. Ленин писал в этой связи о «революционно-демократической диктатуре пролетариата и крестьянства» 7 и о «диктатуре революционного народа» (имея в виду Советы рабочих, солдатских, железнодорожных и крестьянских депутатов), что «это —власть, открытая для всех, делающая все на виду у массы, доступная массе, исходящая непосредственно от массы, прямой и непосредственный орган народной массы и ее воли» 8. Как подчеркивал В. И. Ленин, при этом «диктатуру осуществляет не весь народ, а только революционный народ... привлекающий охотно весь народ к участию не только в „управлении" государством, но и во власти, и к участию в самом устройстве государства» 9.
Революционная демократия определяется советскими исследователями как особая социально-политическая группировка, выражающая классовые позиции промежуточных социальных сил, мелкобуржуазных по своему происхождению, но в ходе революции способных пойти дальше того рубежа, которым отмечены непосредственные интересы мелкой буржуазии 10.
Оценка, данная правительству, руководившему «первой фазой» перуанского процесса, VII съездом ПКП, по существу отражает революционно-демократический характер политики военных в тот период. Компартия определила правительство X. Веласко Альварадо как «национально-революционное», отметив, что его антиимпериалистический курс мог бы привести к созданию «государства национальной демократии». Однако это правительство проявило слабость в политическом и идеологическом плане и не позволило прогрессивным партиям, отражающим интересы рабочего класса и крестьянства, сыграть решающую роль в процессе преобразований 41.
В политическом плане позиция данного правительства выразилась в своеобразном «плюрализме», под которым подразумевалась трансформация власти, перемещение ее полюсов и дальнейшее государственное оформление «под знаком профсоюзных и политических организаций трудящихся» 12. «Конечной целью перуанской революции» в этом аспекте было провозглашено создание «социальной демократии полного участия» в соответствии с идеологической платформой революции (национализм, «автономия» в концептуальном и политическом отношении, «революционный гуманизм»). В качестве элементов такой демократии фигурировали, во-первых, система политического участия, опирающегося на народные массы; во-вторых, система экономического плюрализма, основанного на приоритете сектора «социальной собственности»; в-третьих, социальная система, защищающая моральные принципы, обеспечивающие соблюдение справедливости, свободы, права на труд, на «социальное участие» и т. д.13
Своеобразие подхода перуанских военных к проблеме трансформации старой политической структуры общества было обусловлено их так называемым «терсеризмом» (ни капитализм, ни коммунизм) и носило отпечаток идей, которые легли в основу концепции о «революционном гуманизме» («социалистический, анархистский и христианский» образы мыслей) 14. В частности, в первоначальной постановке вопроса о нецелесообразности использования института политических партий, являющегося одним из важнейших аспектов традиционной политической системы, прослеживается некоторое формальное влияние анархистского подхода, для которого характерно отрицание институтов современного государства, олицетворяющих власть эксплуататорских классов 15. Наиболее радикальная часть офицерства, пришедшего к власти в 1968 г., высказалась за создание социалистического общества, основанного на принципах самоуправления, а не на принципах «этатизма», т. е. «огосударствления» 16. Однако в целом применительно к перуанским военным мы можем сказать об отрицании ими лишь исторической практики буржуазного государства,' но не политических институтов как таковых.
Известный идеолог революционного движения вооруженных сил Перу К. Дельгадо отмечал, что политика в отношении традиционных партий строилась военными с учетом выявившегося в предреволюционный период (до октября 1968 г.) глубокого несоответствия альтернатив, выдвинутых этими обанкротившимися партиями, идейно-политическим идеалам левого крыла армии. К моменту прихода военных к власти монополии олигархических групп в экономике соответствовала монополия политической власти, захваченная этими группами 17. Именно поэтому у прогрессивных военных возникла идея учредить качественно новый институт — Национальную систему поддержки социальной мобилизации (СИНАМОС), призванную содействовать трансформации старой политической системы и быть механизмом вовлечения широких народных масс в революционный процесс. В основе миссии СИНАМОС лежала доктрина «полного участия», когда «право принимать решения переходит непосредственно к базовым социальным институтам, без посредничества партий» 18. Но противоречивое развитие перуанского процесса вызвало кризис в деятельности СИНАМОС и привело к ее упразднению в 1977 г.
Такой институт старого общества, как массовые общественные организации (профсоюзные, молодежные, женские и другие), продолжал оставаться важным элементом политической системы в Перу. Военное правительство стало осуществлять политику, направленную на повышение его роли и достижение единства. С одной стороны, процесс «внедрения» государства в сферу массовых организаций координировался при помощи СИНАМОС, с другой — правительство предприняло шаги по созданию поддерживавших его политику новых массовых организаций. Так, например, в 1974 г. правительство X. Веласко Альварадо создало Национальную аграрную конфедерацию в интересах ликвидации влияния реакционных сил на крестьянство.
Подобное взаимодействие различных политических институтов было проявлением особой роли армии в политической жизни, высокой степени централизации власти, что, как правило, характерно для режимов переходного типа. При этом политике военного правительства с ее авторитаризмом была присуща своеобразная коллегиальность на основе уставных принципов (что отразилось, в частности, в функциях Совета генералов как решающей инстанции в ходе выработки важнейших государственных мер, в периодической смене премьер-министров и министров со ссылкой на положение о вооруженных силах). События показали, что возможности института вооруженных сил в политическом плане ограничены и обусловлены часто психологией узкопрофессионального подхода к оценке социальных явлений. Отдавая себе отчет в том, что «центральной проблемой всякой подлинной революции» (как отмечал, в частности, бывший руководитель СИНАМОС генерал JI. Родригес) является роль в ней народных масс (реализация «полного участия») 19, военные практически были далеки от выполнения этой задачи, поскольку в конечном счете они не доверяли инициативе, исходящей от народа. Такая позиция нашла отражение не только в отношении правительства к массовым организациям, но и в деятельности ряда предприятий, перешедших в «социальную» собственность;
общественные сектора, которым передавались эти предприятия, фактически не располагали в необходимой мере организационными функциями или функциями управления. По замечанию известного перуанского журналиста и социолога Р. Ронкаглиоло, военная логика проецировалась на политическую жизнь 20. Это способствовало сужению социальной базы перуанского процесса и привело впоследствии к отступлению от ряда его основополагающих принципов.
Смещение X. Веласко Альварадо с поста президента и постепенный отход правительства от выполнения задач, сформулированных в начале революционного процесса, оказали решающее влияние на дальнейшую эволюцию перуанского общества в политическом аспекте. Начался «демонтаж» радикальных мероприятий «первой фазы» правления военных. Предприятия «социальной» собственности были переведены на второй план по сравнению с предприятиями частными21. Такая направленность социально-экономической политики правительства Ф. Моралеса Бер- мууеса отразилась и в других сферах жизни общества, по существу низведя революционно-демократический характер государственной власти до буржуазно-реформистской ступени, а идеалы «социальной демократии полного участия» до разработки новой конституции в духе традиционной «представительной демократии». VII национальный съезд ПКП определил правительство «второй фазы» как «буржуазно-десаррольистское», политика которого вела к усилению зависимости страны от США 22.
Изменение классовой направленности государственной политики явилось решающим фактором при подходе к судьбам демократии в Перу. В то время как левое крыло офицерства, начавшее революционный процесс, выступало за «все более демократическое и всеобщее осуществление власти непосредственно трудящимся народом, который организуется для этого самостоятельно, на общественной основе» 23, правительство «второй фазы» стало возращаться к идеалам буржуазной демократии, являющейся политическим выражением экономической системы капитализма. Однако это произошло не сразу, что подтверждается попыткой военных создать «непартийную» политическую организацию. Но эта попытка привела к учреждению бюрократического института, в котором не были представлены не только левые партии, но и классовые профсоюзные организации 24. Не имела успеха и попытка правительства создать действенный Фронт защиты перуанской революции, куда должны были войти представители организаций широких народных масс 25.
Наиболее радикальная часть прогрессивного перуанского офицерства, во главе которой встали бывшие соратники X. Веласко Альварадо (генералы JI. Родригес, А. Вальдес Паласиос, контр- адмирал X. Дельепиане и другие), пошла значительно дальше подобных попыток, уже изживших себя. Представленная в их лице часть вооруженных сил отказалась от первоначального предубеждения в отношении института партий и решительно включилась в активную борьбу за утверждение подлинной демократии, создав в ноябре 1976 г. Социалистическую революционную партию (СРП), председателем которой стал генерал в отставке JI. Родригес Фигероа. Основатели партии определили своей задачей защиту революционных преобразований и обратились к перуанскому народу с призывом к борьбе за демократические права и создание в Перу социалистического общества26. Состоявшийся в Ике в сентябре 1978 г. I съезд СРП высказался за ориентацию на пролетариат, крестьянство, прогрессивную часть интеллигенции и средних слоев. Партия выступила за создание единого фронта левых сил, о чем было сказано в «Идеологических тезисах» съезда27. В дальнейшем этой партии пришлось пережить кризис: в ее рядах произошел раскол, в результате которого в 1978 г. из СРП вышла группа политических деятелей, сформировавшая свой исполнительный комитет (А. Арагон, JI. Тригосо, К. Уррутиа, JI. Варессе и др.) 28. Однако последующие выступления .СРП на политической арене свидетельствуют о ее консолидации и растущем престиже.
Практические меры военного правительства в плане восстановления конституционного строя выразились в организации выборов в Учредительную ассамблею, в задачу которой входила разработка и принятие проекта новой конституции, а также всеобщих выборов 18 мая 1980 г. и в передаче власти конституционному президенту 28 июля того же года. Президент Ф. Моралес Бермудес заявил в 1978 г., что в отношении политического аспекта правительство могло «перейти решительно... без этапов, к передаче власти, либо установить промежуточный этап», которым и стало проведение Учредительной ассамблеи29. Причиной такого решения было стремление активизировать деятельность различных партий, используя уже известные политические механизмы, так как партии не были запрещены, но в то же время политическая жизнь как оформленная функциональная система при отсутствии форума не развивалась. Военное правительство видело свою миссию в обеспечении «свободных и демократических выборов в Учредительную ассамблею и уважении ее решений» 30.

В передаче власти гражданскому правительству военные виде^ ли не конечную цель своего правления, а лишь очередную ступень в процессе достижения идеалов будущего Перу. Цель же заключалась в создании такого государства, в котором обеспечивалось бы участие народа в решении общеперуанских проблем. Однако возникновение такой политической системы в Перу представлялось весьма отдаленным. «Мы идем к этому,—говорил Ф. Моралес Бермудес.— И именно чистая, реальная демократия должна преследовать эту цель. Но... этого нельзя достичь последовательным и мирным путем за короткое время. Это долговременная национальная задача» 31. Для ее решения, отметил он, необходима, помимо других факторов, политическая стабильность как основное условие, а стабильность «будет зависеть от политики и патриотических лозунгов... партий. Трудно предположить, чтобы вооруженные силы, подобные перуанским, в будущем могли бы сломать конституционный порядок... они будут активно сотрудничать с этой политической властью» 32.
При восстановлении конституционного строя правительство чlt;второй фазы» опиралось не на прогрессивные партии и массовые организации, а на старые, «традиционные» партии, выражающие интересы буржуазно-помещичьих классов. Более того, в ходе обеих предвыборных кампаний имели место антидемократические акции властей по отношению к левым силам и видным прогрессивным деятелям, в том числе представителям руководства СРП 33.
В выборах в Учредительную ассамблею, состоявшихся 18 июня 1978 г., участвовало 12 политических партий и группировок (шесть левых и шесть правых) 34. Право голоса было предоставлено только грамотным гражданам старше 18 лет. За политическими партиями и организациями вначале признавалось право на образование избирательных блоков и союзов, но впоследствии оно было отменено. Положение о выборах предусматривало участие в них общественных и профессиональных организаций широких слоев населения, но фактически ни одна из таких организаций не обратилась в комиссию по проведению выборов с просьбой о регистрации. Не участвовала в выборах и крупнейшая крестьянская организация — Национальная аграрная конфедерация, получившая отказ в регистрации, в то время как различные группировки правых не встретили препятствий 35.
Прямым и тайным голосованием было избрано 100 депутатов. Левые силы добились значительного успеха, получив более 30% голосов (28 депутатских мест; в частности, ПКП и СРП — по 6 мест). При этом 18 мест получили левацкие организации: Фронт рабочих, крестьян, студентов и народа (ФОСЕП), Народно-демократическое единство и др. Правые получили в Учредительной ассамблее большинство голосов. Правоцентристская Народная партия, верхушка которой связана с олигархическими кругами и монополиями, получила 37 мест, а крайне правая Народно-христианская партия (НХП), выражающая интересы крупного капитала,— 27 мест 36.
Задачей избранной ассамблеи было принятие новой конституции. Ограниченность подхода военного правительства к решению этой проблемы выразилась в их намерении утвердить Основной закон в рамках самой ассамблеи, а не на общенародном референдуме, что явилось бы более высокой ступенью демократии. Указанная выше расстановка сил в Учредительной ассамблее отразилась на дальнейшем развитии политической борьбы в целом и на разработке проекта конституции (он обсуждался в течение года — с июля 1978 по июль 1979 г.). Со своими проектами выступили и представители Перуанской компартии, а также Социалистической революционной партии, впоследствии ставших ядром коалиции левых сил.
Проект компартии предусматривал не только закрепление, но и расширение социально-экономических преобразований структурного характера, предоставление трудящимся гарантированного права на труд, социальное обеспечение, здравоохранение, образование и права на забастовки. В проекте отмечалась необходимость проведения независимой и антиимпериалистической внешней политики 37.
В проекте, направленном в конституционную комиссию Учредительной ассамблеи Социалистической революционной партией, была предложена политическая система «передовой демократии», предполагавшая участие представителей широких слоев населения и общественных организаций в разработке и утверждении основных государственных решений. «Передовая демократия» означала также обеспечение основных прав человека38. Данный проект провозглашал Перу «суверенной республикой, чей демократический и социальный характер должен основываться на свободе и равенстве, на воле народа... и активном участии народа в становлении общества без классов, эксплуататоров и эксплуатируемых» 39. Далее в проекте говорилось о необходимости обобществления средств производства, основных промышленных предприятий и предпочтение отдавалось «социальной собственности». СРП выступила также за бесплатное предоставление земли тем, кто ее обрабатывает, за динамизацию коллективных форм собственности и мелкой частной собственности 40.
Конституция Перу, принятая в итоге Учредительной ассамблеей 12 июля 1979 г., содержит ряд новых положений и частично отражает некоторые идеи социально-экономической политики военных в первый период их правления, хотя в статьях нового Основного закона эти идеи носят формальный характер. Признается, в частности, право трудящихся на труд и «справедливое вознаграждение», равная плата за равный труд мужчинам и женщинам, право на постоянную работу, социальное обеспечение, вступление в профсоюзы (в том числе и для государственных служащих), на заключение коллективных трудовых соглашений. Предусматривается участие профсоюзов в установлении минимальной заработной платы и определенное участие трудящихся в управлении предприятиями и распределении ихlt; прибылей 41. Государство провозглашает также право перуанцев на образование и культуру, преследуя цель всестороннего развития личности в соответствии с принципами «социальной демократии», гарантируется отделение религиозного образования от светского без нарушения «свободы совести»: право выбора принадлежит родителям. Но в то же время прежнее положение об официализации языка кечуа, на котором говорит население многих районов страны, представлено в конституции в сильно урезанном виде42.
Новая конституция не решает таких кардинальных вопросов, как вопрос о «социальной собственности», а также о судьбе органов массовой информации, экспроприированных у их владельцев в 1974 г. (в дальнейшем запрещается конфискация средств массовой информации и установление государственной монополии в этой области) 43.
Отражая социальную сущность второй фазы правления военных, конституция провозглашает свободное предпринимательство, защиту частной собственности на средства производства и фактически ограничивает предпринимательскую деятельность государства 44, хотя представители левых партий в ассамблее настаивали на сохранении той значительной роли государственного сектора, которая ему отводилась в 1968—1975 гг. В условиях «экономического плюрализма» признается право на существование ассоциированных форм собственности, однако без каких-либо преимуществ перед другими ее видами («демократическое сосуществование») 45.
Выступая с критикой статей новой конституции, Генеральный секретарь ЦК ПКП Хорхе дель Прадо отметил, что в некоторых аспектах она представляет собой отступление даже по сравнению с конституцией 1933 г., так как в целом она фактически перечеркивает социально-экономические преобразования 1968—1975 гг., а в политическом плане предусматривает систему, обеспечивающую переход власти в руки буржуазных партий 46.
Принятая конституция указывает, что Перу — это «демократическая и социальная, независимая и суверенная республика, основанная на труде» 47. За такую формулировку высказалось большинство депутатов ассамблеи, отклонив формулировку апристов («республика работников умственного и физического труда»). Согласно конституции перуанское государство отвергает любую форму империализма, колониализма, неоколониализма и расовой дискриминации и солидарно с угнетенными народами мира48.
Во внутриполитическом плане признается право на существование партий на основе «демократического плюрализма», при котором государство не должно оказывать предпочтения какой-либо партии. Однако одновременно провозглашается, что возможности использования партиями средств массовой информации «пропорциональны результатам последних парламентских выборов»4Э.
К числу важных моментов данной конституции относятся наделение правом голоса неграмотных, снижение избирательного возраста до 18 лет (однако при этом устанавливается его предел — 70 лет), отмена смертной казни (за исключением предательства родины в военное время), установление избирательной системы, предусматривающей два тура президентских выборов 50. Президент не имеет права распускать конгресс. Глава государства может быть вновь избран на этот пост через пять лет (срок президентских полномочий). Новым моментом является учреждение постов первого и второго вице-президентов 51.
Принятая конституция содержит ряд положений о вооруженных силах, представители которых, находящиеся на действительной службе, не имеют права голоса и не могут быть избранными в конгресс и занимать другие государственные и политические посты52. Они призваны охранять конституционный порядок, быть его гарантом, а также защищать родину от внешней опасности. Контроль над внутренним положением страны осуществляется ими с ведома президента в период осадных положений и строго регламентирован 53.
Большинство статей конституции вошло в силу после передачи власти гражданскому правительству 28 июля 1980 г., в том числе и положение о проведении второго тура президентских выборов (если ни один из претендентов не получит половины плюс один процент голосов, то второй тур состоится через 30 дней после обнародования результатов первого тура) 54.
После утверждения Учредительной ассамблеей проекта конституции правительство вернуло его на доработку. Президент Ф. Моралес Бермудес заявил, что правительство не может согласиться с утверждением некоторых разделов конституции, с тем, чтобы они сразу же вступили в силу, наряду с несколькими временными статьями55. Принятый затем военным правительством декрет № 22622 (август 1979 г.) установил порядок проведения всеобщих выборов 18 мая 1980 г., отличавшийся от ряда положений новой конституции и ограничивший возможности левых сил. Путем прямого и тайного голосования помимо президента должны были быть избраны также два вице-президента, 60 сенаторов и 180 депутатов (депутаты — пропорционально численности населения департаментов Перу, сенаторы — по общенациональным спискам). Была признана действительной регистрация партий, участвовавших в выборах в Учредительную ассамблею, за исключением тех, которые не получили необходимого числа сторонников (40 тыс. подписей). Впервые в истории страны во всеобщих выборах 1980 г. приняли участие неграмотные 56.
В ходе предвыборной кампании левыми силами были предприняты шаги к созданию единой избирательной коалиции. В январе 1980 г. представителями Перуанской компартии, Социалистической революционной партии и Фронта рабочих, крестьян, студентов и народа был подписан акт о создании коалиции Единства левых сил на основе общей программы, призывающей к созданию антиимпериалистического, демократического и народного правительства с ориентацией на социализм 57. В феврале того же года ФОСЕП, не свободный от левацких тенденций, вышел из коалиции. Однако уход этих «попутчиков» способствовал консолидации Единства левых сил на базе указанной общей программы. В коалицию вошел ряд левых партий, помимо уже указанных ПКП и СРП (Левое революционное движение, Революционный авангард и Комитет революционной ориентации) 58.
Представляющая собой широкий политический фронт коалиция Единства левых сил выдвинула кандидатов на пост президента (генерал в отставке Л. Родригес, лидер СРП), а также первого и второго вице-президентов (соответственно Генеральный сек* ретарь ЦК ПКП Хорхе дель Прадо и председатель Всеобщей конфедерации трудящихся Перу И. Гамарра) 59.
Во всеобщих выборах участвовало 15 партий и было зарегистрировано по 15 кандидатов на посты президента и вице-президентов. В результате выборов наибольшее число голосов (43,6%) получила партия Народное действие (НД) и ее кандидат Ф. Бела- унде Терри, отстраненный военными от власти в 1968 г. Вице- президентами от этой партии были избраны Ф. Швальб Лопес Альдана и X. Альва Орландини.
Второе место заняла партия АПРА и ее кандидат на пост президента А. Вильянуэва (26,5% голосов) 60 и третье — Народно-христианская партия (11,2% голосов, кандидат на пост президента — Л. Бедойя Рейес) 61.
Ф. Белаунде Терри был официально провозглашен президентом страны 1 июля 1980 г. после окончательного подсчета голосов. К этому времени уже были подобраны кандидатуры на посты министров и главы кабинета. В качестве председателя Совета министров был объявлен М. Ульоа — кандидат от партии НД. В правительство были включены два представителя НХП, двое независимых и три военных в отставке (министры родов войск).
Из кандидатов на пост президента от левых партий наибольшее число голосов получил У. Бланко Гальдос (Рабочая революционная партия), затем — К. Мальпика (Народно-демократический союз).
В результате выборов в сенат партия НД получила 27 мест (из 60), АПРА — 182 НХП — 6, а левые силы в целом — 10 мест. Среди сенаторов от коалиции Единства левых сил фигурируют Хорхе дель Прадо и Э. Берналес. Председателем двухпалатного конгресса (были избраны также и 180 депутатов) стал сенатор О. Трельес Монтес (НД), получивший наибольшее число голосов 62.
После вступления на пост президента Ф. Белаунде Терри началась кампания по подготовке к муниципальным выборам, намеченным на 9 ноября 1980 г.
Несмотря на победу на всеобщих выборах 1980 г., партия Народное действие не будет располагать абсолютным большинством ни в одной из палат конгресса.
Ф. Белаунде Терри заявил о намерении сотрудничать с различными политическими силами на широкой основе и еще до вступления на пост президента назвал будущее гражданское правительство правительством «национального согласия». Он предложил партиям АПРА и НХП войти в правительство, однако АПРА отказалась, заявив о своей «конструктивной оппозиции» (т. е. о готовности сотрудничать с НД лишь по вопросам, где имеется единство взглядов) 63. В данной ситуации наметилось сближение Ф. Белаунде Терри с лидером крайне правой НХП JI. Бедойей Рейесом, но при этом новый президент страны высказался за сотрудничество и с другими партиями на «популистской» основе 6\
Дальнейшее развитие борьбы различных социальных группировок определит характер политической практики и решит вопрос о судьбах демократии в стране. Политическому механизму
старых господствующих классов были противопоставлены институты социальной борьбы и социального давления, особая роль среди которых принадлежит левым партиям и связанным с ними массовым организациям трудящихся65. Революционный авангард перуанских масс — ПКП выдвинула лозунг о создании «широкого фронта прогрессивных и левых сил, выступающих за подлинную демократию и социальный прогресс» 66.
<< | >>
Источник: Зубрицкий А.Ю.. ПЕру: социально- экономическое и политическое развитие (1968—1980) ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» МОСКВА 1982. 1982

Еще по теме Глава первая Содержание и движущие силы перуанского революционного процесса:

  1. Раздел второй Социально-политические проблемы перуанского революционного процесса
  2. Рабочее движение в перуанском революционном процессе
  3. 4. Движущие силы и логика воспитательного процесса
  4. Историко-философский процесс: исходные понятия и движущие силы
  5. Историко-философский процесс: исходные понятия и движущие силы
  6. Глава I ФОРМИРОВАНИЕ ГЛОБАЛЬНОГО МИРОВОГО ХОЗЯЙСТВА: ПОНЯТИЕ, ПРИЧИНЫ, ДВИЖУЩИЕ СИЛЫ
  7. Перуанская коммунистическая партия в борьбе за единство демократических и революционных сил
  8. 16. Движущие силы психического развития ребенка.
  9. ДВИЖУЩИЕ СИЛЫ И ФАКТОРЫ ГЛОБАЛИЗАЦИИ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ
  10. Глава вторая Основные идеологические течения в Перу и революционный процесс
  11. Католическая церковь и революционный процесс
  12. Демократические теории революционного процесса
  13. Диалектика современной эпохи и мировой революционный процесс.
  14. Завершающая же фаза правотворческого процесса или придание согласованным нормам обязательной силы межгосударственного договора