Глава первая Основные цели экономической политики и вопросы управления экономикой

  1. Главные направления экономической политики военного правительства

Приход к власти в 1968 г. революционного правительства вооруженных сил, возглавляемого X. Веласко Альварадо, положил начало глубоким преобразованиям в экономической области. Армия выступила как политический институт, разработавший доктрину и планы социально-экономического развития страны. Общая концепция развития, выработанная пришедшим к власти революционным правительством вооруженных сил, базировалась на программном документе «Плане Инка». Он определял основные задачи и направления развития «перуанского процесса» на его первом этапе — октябрь 1968 г.—август 1975 г. Изменение акцентов правительственной политики нашло отражение в новом правительственном документе — «Плане Тупак Амару», который наметил основные задачи «перуанского процесса» на его втором этапе, с августа 1975 г. до июля 1980 г., и предусматривал проведение всеобщих выборов в стране и передачу власти гражданскому правительству.
Конкретизация основных положений «Плана Инка» была произведена в трех базовых документах военного правительства: «Манифесте революционного правительства» (октябрь 1968 г.), «Статуте революционного правительства вооруженных сил» (октябрь 1968 г.) и «Основных направлениях социально-экономической политики революционного правительства» (декабрь 1968 г.).
Теоретическая концепция революционного правительства вооруженных сил сводилась к следующим основным положениям: во-первых, цель экономической политики правительства — создание государства «социальной демократии всеобщего участия» 1 на основе «уничтожения любых форм эксплуатации и угнетения и приведения в соответствие с человеческим достоинством жизненного уровня менее обеспеченных слоев населения путем перестройки экономических, социальных и культурных институтов страны» 2;
во-вторых, экономическое развитие призвано отвечать интересам страны в целом, а не интересам той или иной группы;
в-третьих, национальные богатства должны служить удовлетворению этих интересов и целям развития Перу;
в-четвертых, роль иностранных капиталовложений должна соответствовать решению национальных задач Перу.
Построение государства «социальной демократии всеобщего участия» народа, сформулированное в качестве «исторической задачи», мыслилось путем ликвидации четырех негативных черт перуанского общества — «слаборазвитости, капиталистического строя, олигархической системы, подчинения империализму» 3. На первом этапе социально-экономических преобразований предполагалось создание основ нового государства в течение 15—20 летнего периода. Для выполнения намеченных планов идеологи перуанской революции провозглашали принципы4, которые не имели ничего общего с капитализмом, в связи с чем его социально-экономическая система отклонялась категорически 5.
Вместе с тем, отвергая антикоммунизм и признавая совпадения по отдельным пунктам с коммунистами, перуанские военные руководители неизменно подчеркивали, что построение социалистического общества в том виде, в каком оно получает распространение сегодня на основе теории научного коммунизма, неприемлемо для Перу. Категория «социализм», встречающаяся в официальных документах и выступлениях государственных деятелей, употреблялась, как правило, с определениями «национальный», «гуманистический» или «перуанский».
Краеугольным камнем выдвинутой военными концепции социальной демократии всеобщего участия являлся принцип плюрализма. Развитие новых производственных отношений военные правительства предполагали осуществить на базе четырех секторов собственности, определяемых следующим образом: сектор, образованный на основе государственной собственности; сектор «социальной собственности»; сектор капиталистический (в промышленности), реорганизованный на основе трудовых общин; сектор, включающий владельцев мелкой частной собственности (ремесленников, кустарей, крестьян-единоличников).
Реализация в 1968—1980 гг. программных документов привела к преобразованиям в многоукладной экономической структуре. В соответствии с генеральной линией за государственным сектором закреплена особая роль, в соответствии с которой он должен был служить доминирующим фактором в процессе экономического развития6. И его особое положение в период перестройки социально-экономической структуры страны должно было гарантировать эволюцию других форм собственности 7.
Ведущий на первом этапе социально-экономических преобразований уклад в форме государственной собственности явился инструментом для появления особого вида общественной собственности — так называемой социальной собственности (Закон № 20598, апрель 1974 г.), которая стала пользоваться приоритетом среди других форм собственности. При построении новой экономической модели наибольший социально-экономический эффект, но мнению правительства X. Веласко Альварадо, должен был дать именно этот сектор, образованный предприятиями, со статусом самоуправления, являющимися собственностью трудящихся этого сектора, на принципах полноправного участия. Этот принцип «основывается на праве всех трудящихся принимать участие в руководстве и управлении предприятием, а также в прибылях компании, на праве, которое реализуется с учетом общественных интересов посредством демократического руководства и распределения прибыли в зависимости от затраченного труда и потребностей данных трудящихся» 8. Концепция «социальной собственности» отразила стремление правительства X. Веласко Альварадо реализовать все позитивное, что может дать использование средств производства, находящихся в совместном владении трудовых коллективов и отражающих широкий диапазон стоящих за ними способов производства. Исследование усилий правительства в этом направлении показывает, что оно предполагает укрепление «социальной собственности» на основе накопленного исторического опыта, что в принципе не препятствовало бы ее развитию на пути к созданию общенародной собственности.
Предприятия сектора мыслились образцовыми с точки зрения организации производственного процесса, уровня технической оснащенности, рентабельности и других показателей. Правительством X. Веласко Альварадо подчеркивалось, что развитие компаний этого сектора должно привести к росту их удельного веса в экономике страны, а в перспективе — и к завоеванию доминирующего положения данной формы собственности.
Деятельность самоуправляющихся предприятий сектора «социальной собственности» должна была строиться на основе государственного плана. Привлечение производителя к процессу управления производством, по мнению авторов Закона № 20598, должно было облегчить контроль с его стороны за использованием производимого продукта. Финансовая и техническая помощь государства при создании предприятий этого сектора на первом этапе также являлась определяющей. Предполагалось, что, по мере накопления опыта в делах самоуправления коллективами предприятий, роль государственных институтов в вопросах контроля и финансирования будет снижаться, пока они полностью не перейдут на самоуправление. Характерной чертой сектора «социальной собственности» являлось то, что его предприятия должны были функционировать в таких отраслях экономики, как промышленность, транспорт, сфера услуг.
Второй этап социально-экономических преобразований внес существенные изменения в планы развития этой формы собственности. Члены правительства обсудили в июле—октябре 1976 г. критерии оценки отдельных секторов. Результатом явилось выступление министра промышленности и туризма Г. Ибаньеса О’Брайена на встрече с предпринимателями в октябре 1976 г., который заявил, что Национальная комиссия «социальной собственности» уже ведет работу по переоценке этого сектора. Последующие меры правительства установили статус постоянства существующих секторов и упразднили принцип исключительности, который распространялся на сектор «социальной собственности». В результате темпы распространения этой формы общественной собственности оказались намного ниже запланированных. За пять лет развития сектора его экономическая база расширилась до 58 заводов и фабрик, на которых было занято лишь 7 тыс. трудящихся. Суммарная стоимость продукции, произведенной предприятиями этого сектора в 1978 г., составила 6,3 млрд. солей.
Не принесли желаемого результата попытки государства путем поддержки «социальной собственности» использовать ее в качестве инструмента для трансформации других укладов. Основная причина кроется в эклектическом объединении в рамках «социальной собственности» различных по своему характеру предприятий. Рост их экономического потенциала характеризуется чисто количественным наращиванием производственных мощностей. Это обстоятельство не позволило создать форму собственности, которая имела бы самостоятельную базу развития.
Структурные изменения, проводившиеся на первом этапе социально-экономических преобразований, ясно подчеркнули стремление правительства ограничить влияние крупной капиталистической собственности на процесс развития новых производственных отношений, повысить одновременно роль трудящихся в делах управления производством и увеличить доходы этой группы населения путем перераспределения в ее интересах части прибавочного продукта. На основе Закона о промышленной общине № 18384, принятого в сентябре 1970 г., в отраслях промышленного производства проводилась реформа капиталистических предприятий, в результате чего возник реформированный частный сектор. С этой целью на предприятиях (за исключением принадлежащих государству) наряду с прежним фактическим или юридическим владельцем в законодательном порядке учреждался другой совладелец — община, наделенная правами юридического лица. Согласно Закону № 18384 критерием для основания общины на предприятиях было либо число занятых работников (от шести человек и больше), либо размеры валового выпуска продукции (свыше 1 млн. солей золотом в год в ценах 1970 г.) 9. Развитие экономического потенциала трудовой общины происходило на основе ограничения собственности первого совладельца путем обязательного выкупа у него определенной части акций.
На первом этапе социально-экономических преобразований закон фиксировал, что по прошествии 15—20 лет коллективы трудящихся в лице общины выкупят не менее 50% акций своих предприятий. Реализация данного положения способствовала бы значительному ослаблению экономической мощи частнокапиталистического предпринимательства, открывая перспективу для превращения общины в главного владельца этого вида собственности. На этом же этапе на основе общины планировалось решить проблему привлечения трудящихся масс к управлению процессом производства. С этой целью коллективы общин избирали своих представителей в советы акционеров. Контроль, осуществляемый с их стороны над производственно-финансовой деятельностью данного предприятия, позволял во многом пресекать произвол капиталистического предпринимательства, защищать интересы данной общины. При решении вопросов, связанных с производственной деятельностью предприятия, представители общины обладали правом вето.
Система мер правительства X. Веласко Альварадо, направленная на развитие общинного движения в Перу, принесла определенные результаты. В 1970—1971 гг. в стране осуществлялся процесс вовлечения в общину основной массы трудящихся. На начало 1972 г. уже имелось 3146 общин, которые объединяли в своих рядах 192 тыс. человек. В последующие годы развитие процесса происходило незначительными темпами. На июнь 1976 г. численный состав общин вырос только до 207 тыс. членов.
Трудности последовательного осуществления намеченного плана объясняются противоречивым характером эксперимента. Это видно уже из того, что выбор самой формы перераспределения средств производства и установление контроля трудящихся за производственным процессом на предприятии предполагались на основе обновленного варианта модели «классового мира» при сознательном содействии со стороны предпринимателей.
Анализируя структуру общины (табл. 1), необходимо отметить, что основная часть ее членов приходится на средние и крупные предприятия с числом занятых более 20 человек.
Это положение раскрывает стремление авторов закона добиться укрепления данного вида собственности прежде всего на тех предприятиях, где высока концентрация рабочей силы.
Давая оценку роли общины и определяя ее место на первом этапе социально-экономических преобразований, VI съезд Перуанской коммунистической партии отметил, что в настоящее время «община не является социалистическим институтом, потому что она не ведет к социализации средств производства» 10. Вместе с тем «она способствует развитию у трудящихся глубокой убежденности... в необходимости и возможности обобществления средств производства, одновременно развивая у них практические навыки, необходимые для осуществления руководящих функций при плановом производстве и экономической деятельности будущего социалистического общества» и.
Количественная структура «общины» по числу занятых (на начало 1974 г.)

Число членов общины

Общее количество общин

Численный состав общины

ед.

%

тыс. человек

%

До 6 человек

223

7

1

1

7— 9 человек

402

12

3

1

10— 14 человек

619

18

16

8

45— 19 человек

424

13

7

4

20—100 человек

1297

39

62

32

100 человек и свыше

387

11

106

54

Всего:

3352

100

195

100

Источник: Составлено и подсчитано по: Nueva Sociedad, Caracas, 1976, N 26, p. 70.

В начале второго этапа социально-экономических преобразований правительство президента Ф. Моралеса Бермудеса подчеркивало, что основные моменты выработанной ранее политики по отношению к общине будут соблюдаться. Однако на этом этапе процесса (1975—1980) стало очевидным изменение позиции правительства в отношении трудовой общины и ее места в системе социально-экономических преобразований.
Новый Закон о промышленной общине № 21789, принятый в .феврале 1977 г., установил, что общая стоимость акционерного капитала общины не может превышать 33% капитала предприятия. О снижении роли общины как важного экономического института говорило положение, предусматривающее, что каждый член общины получает именные акции в индивидуальном порядке. Представительство рабочих в директорате определяется числом акций, находящихся в их распоряжении. Новый закон исключал участие представителей общины в совете акционеров 12. Декрет также запрещал профсоюзным активистам и лицам, ранее занимавшим ответственные посты в профсоюзах, входить в состав руководства промышленной общиной.
Новый закон, по словам Ф. Моралеса Бермудеса, должен был «гарантировать существование реформированного частного сектора. Он должен послужить стимулом для капиталовложений частных предпринимателей и инвесторов и в то же время гарантировать рабочим справедливую соответствующую долю выручки, не предоставляя им права решающего влияния на руководство предприятиями. По новой концепции эти позиции сохраняются за частными инвесторами». Изменение структуры внутри капиталистического сектора должно было, по мнению военных, возглавляемых Ф. Моралесом Бермудесом, подкрепляться стимулированием частного капитала. Программа мер, направленная на ограничение частного сектора в ходе первого этапа перуанского процес* са, по мнению Ф. Моралеса Бермудеса, была ошибочной, так как ее реализация привела к увеличению государственных расходов, а следовательно, внешнего и внутреннего долга государства. Для преодоления сложившегося положения правительство стремилось предоставить больше льгот частным вкладчикам. Ф. Моралес Бермудес при этом считал целесообразным «отказаться от политических теорий, которые временами не приводят ни к каким конкретным результатам, и смотреть на этот вопрос прагматически» 13.
В концепции экономического развития значительное внимание первоначально уделялось мелкотоварному укладу, поскольку исторически мелкотоварное производство в Перу выступало важным фактором экономического развития и правительство рассчитывало обрести союзников в среде крестьянства, интеллигенции,, мелкой буржуазии в деле ликвидации господства иностранных монополий. В значительной степени это объясняется особенностями классовой структуры Перу, в которой особую роль играют переходные социальные слои и группы. Для стимулирования этой формы собственности в феврале 1976 г. правительством принят закон, регламентирующий деятельность предприятий мелкой частной собственности 14.
Наряду с этим в планах военного правительства по развитию сектора мелкой частной собственности повышенное внимание уделялось его эволюции, которая должна была обеспечиваться за счет правительственной политики поощрения этой формы собственности.
При этом намечалось создание условий для объединения мелких производителей в производственные союзы. В целях дальнейшего развития этого уклада в сентябре 1976 г. правительство, приняло решение о создании новой формы мелких предприятий частного сектора — компаний с ограниченным капиталом.
Одной из черт перуанского процесса было увязывание выдвигаемых целей в области экономики с конкретно-исторической ситуацией. Важным элементом экономической политики правительства при этом являлось планирование.
Стратегия экономического развития предусматривала систему многоплановых мер. Общий план экономических преобразований, рассчитанный на 20-летний срок (перспективная программа), включал поэтапное осуществление задач в виде четырех-, пятилетних программ (среднесрочное планирование). Ведущим инструментом в общей программе являлась система оперативных одно-, двухлетних планов (краткосрочное планирование).
Практика разработки планов свидетельствовала, однако, о несовершенстве системы планирования, характеризующейся отсутствием комплексного анализа процессов и тенденций экономического развития на основе теоретико-методологической базы. Это обусловило наличие ошибок, связанных с неточной оценкой мобилизуемых из национальных источников ресурсов и переоценкой возможности привлечения средств по внешнеэкономическим каналам, с просчетами, допущенными в оценке конъюнктуры мирового рынка, с распылением капиталовложений, затягиванием сроков сдачи строящихся объектов и др.
Негативным обстоятельством, которое не могло не снизить эффективность планирования, являлась попытка определенных кругов извратить само понятие «планирование». Касаясь методологических основ планирования в Перу, генерал М. де Понт, отвечавший в правительстве за вопросы планирования, подчеркивал, что пятилетний план «важен только как исходная база, так как определяет общие наметки» 15. По его мнению, ограниченность принципа пятилетнего плана состоит в том, что он «является слишком общим, охватывающим слишком большой период, что и затрудняет его использование в качестве практического инструмента для достижения конкретных результатов» 16.
Указанные обстоятельства не могли не снизить эффективность планирования, подрывая веру в возможности государства по целенаправленному претворению программы в жизнь.
Одной из особенностей применения элементов планирования на втором этапе стала разработка так называемых программ стабилизации экономического и финансового положения, которые по существу являются инструментом для реализации национальных планов. Первая Программа стабилизации экономического и финансового положения, принятая в январе 1976 г., включала ряд мер в целях быстрого преодоления переживаемого страной кризиса. Ее основной задачей являлась ликвидация дефицита платежного баланса за счет сокращения расходной части и увеличения доходных статей бюджета. Однако последствия экономического кризиса для Перу оказались столь глубокими, что большая часть запланированных в январе 1976 г. Программой стабилизации экономического и финансового положения контрольных показателей не была достигнута.
В этих условиях цели указанной программы получили развитие в новых экономических инициативах правительства в форме других программ стабилизации экономического и финансового положения. Срок действия принятых правительством программ был рассчитан до момента передачи военными власти гражданскому правительству, и они носили характер особых экономических мер, направленных на борьбу с последствиями кризиса, что позволяет рассматривать их как единую систему антикризисных мероприятий.
Для быстрейшего разрешения финансовых проблем страны правительством в рамках программ предусматривалось значительное уменьшение государственных расходов, прежде всего по линии сектора «социальной собственности», а также прекращение государственных субсидий для поддержания стабильных цен на ряд продуктов питания, в связи с чем были повышены цены на рис, молоко, сахар, хлеб, растительное масло. Одновременно была увеличена стоимость некоторых видов топлива, проезда на транспорте, а также электроэнергии. Наряду с этим в рамках программ предусматривалось повышение налогов на импортируемые товары, а также увеличение налогов на ряд товаров традиционного перуанского экспорта. Одновременно дифференцированно повышались налоги на доходы различных слоев населения, налоги за пользование частными автомобилями, на поездки граждан Перу за границу и т. д. В целях компенсации роста цен правительство принимало решения об увеличении заработной платы рабочим и служащим государственного и частного секторов.
Особое значение в планах правительства вооруженных сил придавалось мероприятиям по совершенствованию механизма финансово-банковской и валютной системы. «Деятельность, осуществляемая финансовым сектором с октября 1968 г.,— подчеркивал Ф. Моралес Бермудес,— направлялась на достижение трех основных целей, непосредственно связанных с финансированием экономического развития. Первая цель — стимулировать и мобилизовать внутренние накопления, взыскать заемные средства внутри страны. Вторая цель — увеличить по мере возможности привлечение средств из внешних источников. И третья — увеличить бюджетные поступления и обеспечить в максимально возможном объеме финансирование программ государственных капиталовложений» 17.
В вопросах финансирования экономического развития перуанское военное руководство исходило из того, что мобилизация внутренних финансовых ресурсов должна являться определяющей и оказывать решающее влияние на направление и результаты экономического развития, в связи с чем и строилась политика, направленная на «создание условий по мобилизации внутренних ресурсов, которые будут использованы для развития инфраструктуры, сельского. хозяйства, горнодобывающей и обрабатывающей промышленности» 18.
Использование государства в роли движущей силы национального развития, по мнению военных руководителей, не умаляло права частной инициативы, хотя и определяло обязанность государства направлять такую инициативу на достижение общего блага19. Положения программных документов в принципе не делали различий между крупным национальным и иностранным капиталом. Однако военным руководством особо подчеркивалось, что укрепление позиций монополистического капитала в базовых секторах экономики, что способствовало бы занятию господствующего положения в отрасли или производстве какого-либо продукта отрасли, недопустимо. «Иностранные предприятия будут создаваться в тех случаях, в которых необходима техническая помощь, причем они должны будут выполнять определенные правила в области реинвестиций и политики цен» 20. При соблюдении заключаемых договоров перуанское государство гарантирует иностранному капиталу окупаемость и «разумную» прибыль.
Правительственная программа построения многоукладной экономики связывалась с выполнением программы индустриального развития производственных секторов, что предполагало проведе-
ниє широкого круга мероприятий по созданию машинного производства во всех отраслях народного хозяйства, прежде всего в промышленности, и на этой основе — рост производства. Наращивание объемов выпускаемой продукции имело целью, с одной стороны, решить проблему самообеспечения быстрорастущих потребностей страны в товарах производственного и массового потребления, а с другой — повысить экспортные возможности на основе расширения ассортимента товаров нетрадиционного экспорта и увеличения поставок традиционных товаров.
Разумеется, что в такой аграрно-промышленной стране, как Перу, огромное значение в плане индустриализации принадлежит сельскохозяйственному производству. К. Маркс писал: «...в каждой данной стране (если отвлечься от внешней торговли) прибавочный труд сперва должен иметь место в земледелии, чтобы он стал возможен в тех отраслях промышленности, которые получают от земледелия сырье» 21. Правительство военных, выдвигая задачи по подъему сельского хозяйства, исходило из того, что проведение аграрной реформы «будет являться частью политики национального развития, которая будет связана посредством государственных органов планирования с основными областями народнохозяйственной деятельности... в том числе в вопросах... проведения индустриализации...» 22. В результате успешного проведения аграрной политики на базе крупного машинного производства должно было произойти объединение основных отраслей производства в сельском хозяйстве и промышленности.
Исходя из задач перуанского революционного процесса, правительство X. Веласко Альварадо в июне 1969 г. приняло Закон об аграрных преобразованиях № 17716. Характер действия закона основывался на задаче изменения тех социально-экономических структур, которые противоречили развитию сельского хозяйства или тормозили его 23.
В соответствии с законом латифундизм и иностранная земельная собственность объявлялись основным препятствием на пути развития отрасли. Поэтому Закон об аграрных преобразованиях явился прежде всего средством для перестройки аграрной структуры страны и был призван «заменить систему латифундий и минифундий справедливой системой распределения и эксплуатации земли, что содействовало бы социально-экономическому развитию нации» 24.
Однако перераспределение имеющейся в стране пригодной к обработке земли не могло удовлетворить всех нуждающихся. Учитывая ограниченность обрабатываемой земельной площади, государство осуществляло наделение безземельных крестьян также за счет колонизации новых земель. Эту форму обеспечения землей предполагалось сделать в будущем основной. Разработка проектов по нормализации положения в трудоизбыточных сельскохозяйственных районах проходила в рамках Интегрального проекта сельских поселений (ПИАР).
Ликвидация латифундистской системы и перестройка на этой основе системы земледелия, по мысли военного руководства, должны были способствовать проведению политики индустриализации 25. Придавая большое значение успешному проведению поэтапных преобразований, перуанское правительство отмечало, что закладывание основ новых производственных отношений (к концу 1976 г.) должно было явиться началом подъема всего сельскохозяйственного производства.
Важный акцент в планах военного руководства после 1968 г. делался на развитие горнодобывающей промышленности. Новые положения о роли отрасли в экономике страны получили утверждение в виде Основного закона о горнорудной промышленности, Закона в области нефти и других правительственных актов. Первоначально стратегическая линия правительства X. Веласко Альварадо была основана на «разработке новой политики, направленной на увеличение доли государства в прибылях, приносимых эгой отраслью» 26. Анализ официальных документов, принятых позднее, продемонстрировал эволюцию подхода к решению проблем, связанных с горнодобывающей промышленностью. Утверждение в июне 1971 г. правительством X. Веласко Альварадо Основного закона о горнорудной промышленности положило начало значительным переменам в этой отрасли. Их основой явилось переориентирование взглядов военного руководства на место и роль отрасли, главная функция которой состоит в том, чтобы содействовать социально-экономическому развитию страны27. Основные статьи закона подчеркнули настоятельную необходимость прямого участия государства в горнодобывающей промышленности, а также срочную необходимость вырваться из тисков зависимости от ведущих капиталистических государств, положить конец деятельности монополистических групп в этом секторе экономики.
Крупным позитивным шагом в этой области стала передача государству права сбыта продукции горнорудных предприятий с целью пресечь произвол ведущих капиталистических стран, политика которых направлена на сохранение минимального уровня цен на сырье.
Укрепление позиций государства не означало ликвидации частного предпринимательства в отрасли. Статьи закона предусматривают создание смешанных горнорудных компаний. Их участниками могут быть, с одной стороны, государство, а с другой — частные предприниматели с определенной долей ответственности. Данная форма преследовала цель добиться для государства большей степени участия в руководстве отраслью и ее прибылях.
Наряду с тенденцией ограничить в отрасли производственную деятельность крупного капитала, правительственная политика включала в себя меры, стимулирующие развитие мелкого и среднего предпринимательства. Этому служило положение закона, предусматривающее ограничение размеров сверхприбылей в силу «особых обстоятельств», упразднение статьи старого горнорудного кодекса, предоставлявшей государству право гарантировать предпринимателям известные прибыли, а также положение о том, что государство может гарантировать предпринимателям уменьшение взимаемого с них подоходного налога. Эти положения должны были применяться по отношению к крупным компаниям и не распространяться на мелкие и средние предприятия, которые брались под защиту государством. Так же как и в других отраслях национальной экономики, концессионеру в горнодобывающей промышленности предоставлялось право без обложения налогом реинвестировать до 30% полученных прибылей. При этом сумма реинвестированной прибыли не должна была превышать 200 млн. солей в год. Это положение, служившее стимулом для мелких и средних горнодобывающих компаний, не имело особого значения для крупных предприятий.
С проблемой развития горнодобывающей промышленности непосредственно связан вопрос рационального использования природных ресурсов. Правительством X. Веласко Альварадо была подчеркнута их особая роль в планах построения новой экономической структуры. В целях их защиты и сохранения был издан закон, объявляющий государство хозяином богатств, содержащихся в пределах национальных границ, включая прибрежную 200-мильную зону и континентальный шельф.
Задачи, поставленные революционным процессом в области индустриализации, привели к выработке нового курса правительства в отношении отраслей обрабатывающей промышленности. Одним из его важных элементов стала задача развития этой сферы материального производства на национальной основе28, что предполагало создание предприятий, ориентирующих свою производственную деятельность на использование продукции национальных компаний. Решить выдвинутую задачу намечено было путем перестройки производственной структуры отрасли29. Этот процесс основывался на делении отраслей обрабатывающей промышленности на четыре в зависимости от степени важности категории 30.
В первую приоритетную категорию включены предприятия трех групп так называемой базисной индустрии: компании, выпускающие продукцию специфического производственного назначения, и фирмы, работающие в области научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок (НИОКР) на основе Национального плана научных исследований и индустриального развития. В группу базисной индустрии вошли предприятия, выпускающие важнейшие товары производственного назначения, например продукцию черной и цветной металлургии, цементной и целлюлозно-бумажной промышленности, химические комплексы, а также компании, производящие удобрения.
Группу компаний/выпускающих продукцию специфического производственного назначения, образовали предприятия тяжелого и легкого машиностроения, в том числе производящие средства производства для отраслей горнодобывающей и энергетической промышленности, рыболовства, сельского хозяйства, транспорта и связи, а также узлы и компоненты для электронной промышленности и отдельные виды продукции органической химии. Вторую приоритетную категорию образовали предприятия, связанные с удовлетворением индивидуальных и общественных запросов в таких предметах первой необходимости и социальных услугах, как питание, одежда, жилище, здравоохранение, образование, культура, отдых и транспорт, или выпускающие сырье и полуфабрикаты производственного назначения для сельского хозяйства, животноводства, рыболовства, строительства, транспорта, связи, горнодобывающей, обрабатывающей, энергетической промышленности. Третью приоритетную категорию составили компании, выпускающие товары массового спроса и производственного назначения, не относящиеся к первоочередным. Четвертая категория, на которую не распространялась система приоритетов, была представлена фирмами, выпускающими дорогостоящие товары и предметы роскоши 31.
Развитие обрабатывающей промышленности планировалось увязать с решением вопроса самообеспечения предприятий отрасли полуфабрикатами, сырьем и материалами из национальных источников. Вследствие высокого уровня технологической зависимости страны было трудно рассчитывать на быстрое и существенное сокращение поставок современного оборудования из-за рубежа. Уменьшение остроты данной проблемы предполагалось добиться за счет как стимулирования производства национальных компаний, продукция которых может использоваться при сборке узлов и агрегатов, закупаемых за границей, так и регламентации обязательного увеличения выпуска предприятиями, в том числе функционирующими в Перу филиалами, доли деталей местного производства. На этой основе планировалось развитие металлургической, машиностроительной, нефтеперерабатывающей, автосборочной, строительной и других отраслей обрабатывающей промышленности, которые в первую очередь «дадут возможность заменить импортные товары» 32.
<< | >>
Источник: Зубрицкий А.Ю.. ПЕру: социально- экономическое и политическое развитие (1968—1980) ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» МОСКВА 1982. 1982

Еще по теме Глава первая Основные цели экономической политики и вопросы управления экономикой:

  1. Цели и инструменты экономической политики. Формы и методы государственного регулирования экономики.
  2. 4. Экономическая политика: принципы, цели, инструменты
  3. Цели и инструменты экономической политики и государственного регулирования национального хозяйства
  4. Государственный сектор и вопросы управления экономикой
  5. 48.ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС И ПОДЪЕМ ЭКОНОМИКИ. АНТИКРИЗИСНАЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВА.
  6. Глава первая УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА
  7. 4. Типы экономических систем. Основные проблемы экономики
  8. Глава 23 Правовые основы управления экономикой
  9. Глава 5. Связь стратегии и экономической политики государства с развитием экономической теории
  10. Глава 6. Государственно-правовое воздействие на экономику, политику и культуру
  11. 1. Экономическое содержание и основные принципы инвестиционной политики государства
  12. 7. Роль отношений собственности в экономике и основные направления их эффективного развития (вопрос на самостоятельное изучение).
  13. Причины и первые попытки всестороннего реформирования советской системы в 1985 г. Цели и основные этапы перестройки в экономическом и политическом развитии CCCP