Формирование и эволюция идеологических концепций военного правительства


Систему взглядов перуанских военных, пришедших к власти в 1968 г., в советской научной литературе принято условно определять как революционный национализм 4.
Революционный национализм как одно из революционно-демократических течений в Латинской Америке не носит твердо определенного характера, а имеет внутри себя множество различных тенденций, направлений, иногда весьма существенно отличающихся друг от друга. Наиболее яркими его выразителями в Латинской Америке в 60—70-х годах стали радикальные круги военных. Важнейшей особенностью революционного национализма является его антиимпериалистическая, антикапиталистическая направленность.
По своей сущности идеология революционного национализма весьма близка концепциям революционной демократии, распространенным в странах Азии и Африки. Однако ставить знак равенства между ними нельзя, так как конкретно-исторические условия, в которых распространены эти течения, весьма различны. Так, идеология революционной демократии в странах Азии и
Африки, где преобладают докапиталистические общественные отношения, решает преимущественно задачи национально-освободительного характера. В условиях же Латинской Америки, где капитализм сложился в господствующий способ производства и где классовая борьба достаточно развита, на повестке дня стоят антикапиталистические задачи. Именно поэтому отдельным концепциям революционной демократии в Латинской Америке, в том числе и революционному национализму, присущ более классовый и радикальный характер.
Идейная платформа перуанских революционных военных сформировалась под воздействием углубления кризиса социально-экономического развития, обострения классовой борьбы, подъема освободительного, антиимпериалистического движения как в Перу, так и в общемировом масштабе, а также под влиянием успехов мирового социализма.
Социальной базой перуанского революционного национализма явилась мелкая буржуазия. Теоретические источники концепции революционных военных достаточно многочисленны. Сами лидеры перуанских военных называли в качестве источников гуманистические, социалистические, христианские и освободительные идеи. Об этом, например, неоднократно заявлял X. Веласко Альварадо. Так, в одном из своих выступлений перуанский руководитель говорил: «...наша революция использует гуманистические, свободолюбивые, социалистические и христианские ценности»2. Хотя среди идейных источников революционные военные не называют научный социализм, тем не менее косвенное влияние его несомненно. Подтверждением служат антикапиталистическая, антиимпериалистическая направленность процесса преобразований. И прежде всего попытка, хотя и неудавшаяся, создать общество, отличное от капиталистического. Значительную роль в формировании прогрессивных элементов мировоззрения сыграло также теоретическое наследие выдающегося марксиста X. К. Мариатеги. В концепции революционных военных отчетливо прослеживается влияние различных течений непролетарского социализма. Это выразилось, например, в негативном отношении к классовой борьбе, в недооценке роли рабочего класса, в концепции собственности. В частности, подход к проблеме собственности перекликается с теориями кооперативного и народнического социализма.
Весьма сильное воздействие оказали концепции анархизма, и прежде всего теория Кропоткина. Проявилось это в идеях антиэтатизма, отрицании роли политических партий.
В качестве важных идейных источников революционных военных следует указать на европейскую социал-демократию, а также на апризм. Свидетельство этому — непоследовательная позиция военных в отношении форм собственности, лозунги национального единства и классовой гармонии, ложное понимание реального социализма, неприятие марксизма.
Негативное влияние оказали и маоисты, идейное воздействие которых проявилось в склонности отдельных лидеров революционного процесса к концепциям «богатых и бедных стран», двух сверхдержав*
Наиболее характерными чертами идеологии революционных военных Перу были антиимпериализм, мелкобуржуазный национализм, антикапиталистическая направленность.
Антиимпериализм можно определить как основной признак их идеологической платформы. Проявляется он в оценке империализма как главного препятствия на пути к экономической независимости и ликвидации отсталости. Отсюда вытекает вывод о необходимости вести решительную борьбу с ним. Именно поэтому для перуанских революционеров проведение подлинных преобразований неразрывно связано с борьбой против империализма. «Для нас,— указывалось в послании президента Перу II конференции ООН по развитию промышленности,— действительные преобразования должны обязательно носить антиимпериалистический характер» 3.
«Мы отвергаем,— говорится далее,— необходимость индустриального развития, подчиненного иностранному влиянию. Отвергаем как фальшивое индустриальное развитие, основанное на деятельности транснациональных корпораций — новой формы империалистического проникновения... Требуем полной самостоятельности индустриального развития, основная задача которого — служить интересам наших стран» 4.
Глубокий антиимпериалистический характер носили акции правительства, направленные на возвращение национальных природных богатств.
Однако борьбу против империалистической зависимости прогрессивные перуанские военные не ограничивали экономической стороной. Они понимали, что империализм проник и в другие области жизни перуанского общества: идеологию, политику, куль- ТУРУ- lt;lt;И поэтому,— заявлял X. Веласко Альварадо,— антиимпериалистическая борьба, которая является борьбой против зависимости, не может ограничиваться, хотя и основной, экономической стороной, а должна проводиться также в политике, идеологии и культуре» 5.
Важным элементом концепции прогрессивных военных стала также борьба Перу против империалистической зависимости в международных отношениях. Это проявилось в активном участии страны в движении неприсоединения, в борьбе за установление нового экономического порядка, в миролюбивой политике.
Другой важной особенностью идеологической платформы перуанских военных стала ее антикапиталистическая направленность.
Антикапиталистические тенденции возникли в ходе антиимпериалистического, антиолигархического революционного процесса не сразу. Борьба за подлинную независимость против империализма и за преодоление отсталости объективно толкала руководителей военного правительства к преобразованиям, которые затрагивали капиталистические производственные отношения.
На подрыв капиталистических отношений был в первую очередь направлен Закон о «социальной собственности», принятый в 1974 г. и открывавший серьезную перспективу становления и развития одной из важнейших форм общественной собственности.
На некапиталистический характер ассоциативных форм собственности указывала Перуанская коммунистическая партия. Закон о собственности, отмечала ПКП, «направлен на преобразование старых капиталистических отношений и препятствует возможности усиления этой системы» 6. На пленуме ПКП (август 1974 г.) было подчеркнуто, что Закон о «социальной собственности является важным звеном в построении социализма в Пе- ру» 7.
Прогрессивные военные отвергали капитализм как общественную систему, которая, по их убеждению, неспособна преодолеть экономическую отсталость Перу, а также избавить людей от эксплуатации и достичь социальной справедливости. «Мы выступаем,— говорил X. Веласко Альварадо,— против капитализма как системы и стремимся установить социально-экономический порядок, который не будет капиталистическим» 8.
Националистический характер идеологических взглядов революционного правительства проявился в подчеркивании национальной самобытности, в преувеличении национального момента, в отказе от использования международного опыта.
На том основании, что каждая страна имеет свои особенности, свою специфику, свои проблемы, руководители революционного процесса полагали, что решить их можно только путем применения собственной, особой идеологии, отвечающей национальным условиям •. Поэтому, делал вывод X. Веласко Альварадо, перуанский революционный процесс является неповторимым, самостоятельным и не похожим ни на какой иной революционный процесс в другой части мира 10.
На этой базе предпринимались попытки обосновать свой особый, третий путь развития, отличный как от капитализма, так и от коммунизма.
На националистический характер процесса Перу постоянно указывалось в правительственных документах и выступлениях руководителей. Например, в «Плане Инка» революционный процесс определяется как революция «националистическая, независимая..., которая не подчинена ни схемам, ни догмам, а отвечает лишь перуанской действительности» и. Однако национализм перуанских военных не был ограниченным и шовинистическим. В «Идеологических основах перуанской революции» отчетливо проводится мысль о всемирной исторической традиции, о взаимосвязи идей перуанского революционного процесса с всемирной социальной мыслью12. X. Грехем Уртадо, один из ближайших соратников X. Веласко Альварадо, противопоставил абстрактному и шовинистическому национализму реалистический национализм, который способен выявить и проявить собственные ценности, определить, что необходимо для страны, и в то же время использовать достижения других народов 13.
Указывая на националистический характер идеологии перуанских военных, необходимо отметить принципиальное отличие их национализма от буржуазного. Если буржуазные националисты пытаются преодолеть отсталость Латинской Америки на путях капитализма, то перуанские революционные националисты видели свою задачу не в модернизации капитализма, а в его коренной трансформации и намеревались «изменить капитализм, внутри которого Перу стала слаборазвитой и зависимой страной — иной, качественно отличной системой» 14.
Таким образом, оценивая роль националистических идей в идейной концепции революционных военных, необходимо учитывать их диалектику и динамику. Углубление и развитие антиимпериалистического революционного процесса объективно толкали революционных военных к смещению акцентов в применении националистических лозунгов. Как подчеркивает советский ученый А. Ф. Шульговский, «по мере углубления революционных антиимпериалистических процессов в стране сам подход к интерпретации национализма у военных руководителей во многом менялся, конкретизировался, происходила, так сказать, „универсализация14 идеологических концепций перуанских военных» 15.
Вместе с тем необходимо учитывать, что националистические идеи продолжали оставаться важным элементом их мировоззрения. С этим тесно связан мелкобуржуазный характер идеологической концепции прогрессивных перуанских военных. Отчетливо виден мелкобуржуазный характер их идеологии в подходе к классовой борьбе. В историко-социальном плане они признавали деление капиталистического общества на классы и существование классовой борьбы. Причины, порождающие классовую борьбу, они правильно усматривали в экономических факторах. Идеологи военных не отрицали, что частная собственность на средства производства в капиталистическом обществе порождает противоположные интересы между различными классами и классовую борьбу. Однако они полагали, что обострение противоречий между классами связано не столько с существованием самой частной собственности, сколько с теми условиями, в которых она существует в капиталистическом обществе. Поэтому путь к примирению классовых антагонизмов они видели не в ликвидации частной собственности как таковой, а лишь в изменении условий ее существования. X. Веласко Альварадо, например, утверждал, что такие факторы, как привлечение рабочих к управлению предприятиями, более справедливое распределение доходов между предпринимателями и рабочими, создают условия к примирению классовых противоречий16. Используя данные теоретические установки, лидеры перуанского процесса проводили линию на установление классовой гармонии. Примирению интересов предпринимателей и рабочих, по мысли революционных националистов, должны были способствовать трудовые общины, в которых якобы будут складываться иные взаимоотношения, чем на традиционных капиталистических предприятиях. Именно в трудовых общинах, утверждал X. Веласко Альварадо, «будут созданы условия для установления трудовой гармонии между предпринимателями и рабочими» 17.
Настойчиво проводилась также мысль о социальном мире. Военное правительство призывало предпринимателей активно включиться в работу по экономическому развитию страны, подчеркивая при этом, что оно «стремится создать с предпринимателями и рабочими экономический фронт против отсталости Перу» 18. Для достижения классового мира выдвигался лозунг национального единства. С этой целью утверждалось, что законы революции служат интересам как рабочих, так и предпринимателей 19.
В стремлении примирить классовые противоречия, наряду с мелкобуржуазным характером мировоззрения, очевидно проявилась и тактическая линия революционного правительства, стремящегося мобилизовать все социальные силы на решение революционных задач. Не случайно поэтому X. Веласко Альварадо говорил, что революционное правительство стремится создать национальную поддержку процессу20. Необходимо также заметить, что в отличие от буржуазных националистов, пропагандирующих тезис о национальном единстве с целью сохранения капитализма, перуанские революционные националисты использовали его для антиимпериалистических, антиолигархических, антикапиталисти- ческих преобразований. Кроме того, в национальное единство не включалась олигархия, крупные предприниматели, выступающие против революционного процесса.
В центре идеологии революционных военных находилась концепция «нового общества», основанная на принципе экономического и политического плюрализма. Как показывает «План Инка», уже в самом начале революционного процесса перуанские военные выдвинули основные моменты концепции «нового общества», которая постоянно развивалась и получила свое наиболее полное выражение в «Идеологических основах перуанской революции», опубликованных в 1975 г.
Сначала «новое общество» квалифицировалось как справедливое, гуманное и солидарное. Однако затем оно определялось как «общество социальной демократии всеобщего участия». Экономическая система общества «социальной демократии всеобщего участия» характеризовалась как плюралистическая, основанная на приоритете сектора «социальной собственности» 21. Политической базой новой общественной модели, по мысли революционных военных, должна была стать система участия, которая предполагала, согласно принципу политического плюрализма, отстранение олигархии от власти и передачу ее в руки политических и профсоюзных организаций трудящихся 22. Надо сказать, что к проблеме участия любят апеллировать различ- ного рода буржуазно-реформистские политики. Однако используется она ими в интересах господствующих классов и с целью обмана народных масс. Совершенно противоположные задачи решало революционное правительство, выдвигая проблему участия на первый план. Это подчеркнул X. Веласко Альварадо в послании к нации 29 июля 1974 г. Президент Перу сделал попытку детально разъяснить суть понятия участия, которое он определил как «краеугольный камень революционной доктрины» 23. Полное участие, подчеркнул X. Веласко Альварадо, «это, то, что политически нас отличает, нас разделяет, нас индивидуализирует от других позиций» 24. По мнению X. Веласко Альварадо, народные массы должны иметь возможность непосредственно участвовать в решении общественных вопросов и таким образом выражать реальную экономическую, социальную и политическую власть25. Следовательно, делал вывод руководитель перуанской революции, «теория и практика участия основывает жизненный фундамент нашего революционного гуманизма. Именно это и есть Революция участия, целью которой и является... построение общества социальной демократии всеобщего участия» 26.
Таким образом, перуанские революционеры пытались построить общество, в котором каждый человек смог бы наиболее активно принимать участие в его управлении. С этой целью революционное правительство осуществляло социальные и экономические преобразования, направленные на замену капитализма обществом участия27.
Однако в целом концепция участия осталась неразработанной. Кроме того, следует указать на такие ее негативные черты, как антиэтатизм и непартийность власти. В частности, лозунг непартийности власти на практике привел к отсутствию у прогрессивных военных политической базы, и в результате — к победе буржуазно-реформистского крыла военных, а затем — к восстановлению традиционной «представительной демократии».
Социальная основа нового общества прогрессивных военных предполагала осуществление таких гуманистических ценностей, как справедливость, свобода, солидарность и формирование новой морали28.
Гуманистическим и этическим принципам военные отводили в своей концепции важную роль. Более того, они утверждали, что революционный гуманизм является фундаментом доктрины перуанской революции29.
X. Грехем Уртадо указывает на такие элементы революционного гуманизма: человек считается осью социальной системы; наличие идеи справедливости, как конкретной ценности общественной жизни; проблема человеческой личности связана с основными проблемами справедливости и свободы как неотделимыми и взаимозависимыми ценностями 30.
Революционные военные противопоставляли свое гуманное общество капитализму и реальному социализму, причем послед- ний без всякого на то основания квалифицировался, подобно капитализму, как общество негуманное. Капиталистическое общество справедливо критикуется за эксплуатацию трудящихся, за порождение индивидуалистической морали. Против же реального социализма выдвигалось надуманное обвинение в пренебрежительном отношении к личности человека Зі.
Составной частью идеологии перуанских военных явилась концепция особого пути развития. Исходя из утверждений о специфическом и уникальном характере перуанской революции, были отвергнуты капиталистическая и коммунистическая альтернативы. Считаем, заявлял X. Веласко Альварадо, «дилемму капитализм или коммунизм фальшивой». «Никакая из социально-политических систем, существующих в мире,— утверждал президент,— не является образцом для Перуанской революции» 32.
Таким образом, выдвигался особый, «третий путь» развития. Концепция «третьего пути», как известно, не новое явление в истории идей. Однако «третий путь» руководителей перуанского революционного процесса существенно отличается от многочисленных вариантов этой концепции. Если, например, перонисты и неоперонисты в Латинской Америке, пропагандируя тезис «третьего пути», преследовали цель сохранение капиталистического общества, то прогрессивные перуанские военные выдвигали концепцию «третьего пути» в противовес капитализму.
Констатируя попытки революционных националистов Перу обосновать третий путь развития, вместе с тем следует дать оценку предлагаемого ими варианта развития. При этом необходимо исходить из марксистской точки зрения, согласно которой третьего пути общественного развития нет.
Итак, анализ идеологии прогрессивных перуанских военных показывает, что в конце 60 — первой половине 70-х годов она но^ сила антиимпериалистический, антикапиталистический характер. Об этом свидетельствовали и осуществленные в тот период социально-экономические преобразования. Неприятие капиталистической модели высказывалось весьма решительно. X. Веласко Альварадо делал чрезвычайно важный вывод: «...некапиталистический выбор является главным для нашей революции» 33.
Однако перуанские революционные демократы отрицали и коммунистическую альтернативу. В качестве аргументов высказывалось негативное отношение по поводу преобладания государственной собственности в социалистических странах и концентрации экономической и политической власти у государства под руководством единственной партии, что якобы ведет к тоталитаризму34. Очевидно, что в подобной трактовке реального социализма проявилась мелкобуржуазная природа расплывчатого* понимания социализма идеологами перуанского революционного* процесса. Однако, несмотря на неприятие идей марксизма и научного социализма, концепция военных шла в русле социалистических идей. В частности, они признавали связь своей теории с идеалами социализма. «Наша революция,— утверждали они,— обогащается традициями современного революционного социализма» 35. Более того, социалистические идеи признавались составной частью революционной идеологии наряду с гуманистическими, свободолюбивыми и христианскими воззрениями36. Следует также подчеркнуть, что военное правительство X. Веласко Альварадо по мере развития революционного процесса все чаще ж чаще обращалось к социалистическим идеям. Если в начале революционного процесса военное правительство прямо не говорило о построении социализма, то в конце первого этапа процесса отдельные его лидеры прямо ставили вопрос о социалистической цели. В частности, будучи премьер-министром правительства, X. Фернандес Мальдонадо заявлял, что главная цель революции — построение социализма и участие всего населения в управлении страной37. Правда, при этом чаще говорилось о «перуанском социализме», однако тенденция в сторону социалистических идей была очевидна. Отмечая данную тенденцию, вместе с тем следует иметь в виду, что социализм, как указывалось выше, понимался перуанскими военными с мелкобуржуазных позиций.
Все это позволяет заключить, что идеология руководителей революционного процесса в Перу не являлась обычной концепцией «третьего пути».
Следует также сказать, что, несмотря на неприятие реального социализма, революционное перуанское правительство отвергало антикоммунизм и антисоветизм. Это проявилось в их политической практике. Так, руководствуясь концепцией идеологического и экономического плюрализма, правительство X. Веласко Альварадо стало проводить курс на сотрудничество с социалистическими странами.
В 1976 г. с переходом власти в руки буржуазно-реформистских кругов изменился характер перуанского процесса, а вместе с ним ж идеологическая платформа военного правительства.
Идеология правительства Ф. Моралеса Бермудеса приобрела буржуазно-реформистский характер. Главной идейной установкой новой концепции стало положение о модернизации капитализма в Перу. Суть его сводилась к ликвидации всех препятствий, тормозящих развитие национального капитализма в стране. Именно поэтому сторонники модернизации на первых порах поддерживали мероприятия, осуществляемые правительством X. Веласко Альварадо. Однако в дальнейшем углублении перуанского процесса они справедливо увидели опасность капиталистическому развитию и отстранили от руководства правительство представителей революционного крыла военных.
Курс на развитие капитализма был закреплен в правительственном документе «План Тупак Амару», который фактически ревизовал установки первого этапа процесса о форме собственности, ¦открыл дорогу иностранному капиталу.
Буржуазно-реформистский характер идеологии правительства Ф. Моралеса Бермудеса отчетливо проявился в экономической
части концепции. Хотя общий принцип подхода к собственности — «экономический плюрализм» — остался прежним, однако сущность концепции собственности коренным образом изменилась. В отличие от революционно-демократической идеологии представители реформистско-буржуазного крыла вооруженных сил основной крен сделали в сторону развития частного предпринимательства. Одновременно значительно снизилась роль государственного сектора, а сектор «социальной собственности» по существу прекратил существование.
В значительной степени изменилась позиция и по отношению к империализму. Вместо прогрессивных, антиимпериалистических преобразований, направленных на освобождение от империалистической зависимости и на построение нового общества, существенно отличающегося от капитализма, военное правительства Ф. Моралеса Бермудеса стремилось использовать отдельные антиимпериалистические преобразования с целью усиления позиций местной буржуазии и модернизации капитализма. Именно в росте местного капитализма они видели основное средство освобождения от империалистической зависимости.
Потеря антиимпериалистических потенций правительством Ф. Моралеса Бермудеса отчетливо обнаруживается и в отношении к иностранному капиталу. Буржуазно-реформистские элементы постарались ослабить позиции государственного сектора и, наоборот, создали более благоприятные условия ддя иностранного капитала.
Важнейшей чертой идеологических взглядов правительства Ф. Моралеса Бермудеса, как и революционных демократов, был национализм. Выражалась эта черта в схожих утверждениях о национальной самобытности, об отказе следовать «иностранным образцам», о национальном единстве и классовой гармонии. Однако подлинная сущность этих националистических идей проявляется в зависимости от предлагаемых путей общественного развития и от того, интересы каких социальных сил они выражают. Это позволяет выявить существенную разницу между националистическими идеями, выдвигаемыми военными правительствами на двух этапах перуанского процесса. Если революционный национализм характеризовался антикапиталистической направленностью* то буржуазный национализм правительства Ф. Моралеса Бермудеса, выражая интересы преимущественно местной буржуазии, стремился направить ход общественного развития страны на капиталистический путь. Иной смысл приобретает и лозунг о национальном единстве. В частности, правительство Ф. Моралеса Бермудеса пыталось использовать этот лозунг с целью укрепления сил, выступающих за капиталистическую альтернативу.
Реформистский характер идеологии военного правительства на втором этапе носил также принцип «экономического и политического плюрализма». Если революционными националистами принцип экономического и политического плюрализма использовался, как мы видели, в антиимпериалистических и антикапита- листических целях, то правительство Ф. Моралеса Бермудеса его использует в интересах крупного капитала.
Существенно изменилось и отношение к проблеме гуманизма. Руководители военных продолжали повторять утверждения революционных националистов о гуманистическом характере создаваемого в Перу общества, о формировании новой морали, об уничтожении эксплуатации. Однако эти декларации носили абстрактный характер, так как не подкреплялись практическими мерами. Ориентация правительства Ф. Моралеса Бермудеса на развитие частного предпринимательства и усиление иностранного капитала вела к росту социального неравенства, усилению эксплуатации и ухудшению жизненного уровня трудящихся. Широковещательные заявления о свободе и равенстве использовались в целях защиты господствующих классов и обмана народных масс. Формальный ^характер заявлений о гуманистическом обществе убедительно подтвердила антидемократическая политика военного правительства. После 1976 г. военное правительство неоднократно предпринимало репрессивные меры против прогрессивных сил. При этом активно использовался государственный аппарат. Военное правительство, например, в качестве средства против выступлений трудящихся использовало запрет на забастовку. Искажая социальный смысл забастовок трудящихся, идеологи правительства Ф. Моралеса Бермудеса утверждали, что забастовки мешают стране преодолеть экономический кризис и нарушают якобы национальное единство.
Буржуазно-реформистский характер идейной концепции военного правительства на втором этапе процесса был одной из причин резкого падения престижа военной власти в глазах широких народных масс.
<< | >>
Источник: Зубрицкий А.Ю.. ПЕру: социально- экономическое и политическое развитие (1968—1980) ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» МОСКВА 1982. 1982

Еще по теме Формирование и эволюция идеологических концепций военного правительства:

  1. Глава первая Основные черты внешнеполитической доктрины военного правительства
  2. 45. Основные спрособы формирования правительств в з. с.
  3. 45. Основные спрособы формирования правительств в з. с.
  4. Основные спрособы формирования правительств в з. с.
  5. 7.4.2. Состав Правительства Российской Федерациии порядок его формирования
  6. ЭВОЛЮЦИЯ КОНЦЕПЦИИ СПРАВЕДЛИВОСТИ В СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОЙ мысли ЗАПАДА
  7. ФОРМИРОВАНИЕ И ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ
  8. Социально-экономическая обстановка в стране и формирование внутриполитического курса правительства Трумэна.
  9. Формирование и эволюция избирательного права в Западной Европе
  10. ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ КОНЦЕПЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМАЦИИ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ
  11. Условия и причины формирования концепции предельной полезности
  12. 3.2. Концепция формирования и управления хозяйственными обществами с государственной собственностью
  13. 5.2. Концепция формирования и использования национального библиотечного фонда Республики Беларусь
  14. Либеральная концепция российских реформ: переход к рынку, формирование гражданского обшества и правового государства
  15. 7.4.7. Организация деятельности Правительства Российской Федерации Председатель Правительства РФ
  16. 2. Предпосылки формирования проприетарной концепции прав на результаты интеллектуальной деятельности. Историческая предпосылка
  17. 7.4. Правительство Российской Федерации7.4.1. Конституционно-правовой статус Правительства Российской Федерации
  18. 150 Авторитарная концепция истины. Концепции очевидности и общезначимости.
  19. Сведения о Председателе Правительства Российской Федерации и членах Правительства Российской Федерации, руководителях