Деятельность СИНАМОС и Комитета защиты перуанской революции


Перуанский революционный процесс вызвал к жизни вопрос о политической роли массовых организаций и участии народа во всех сферах общественной жизни. Значение этого вопроса неоднократно отмечалось в документах пленумов ЦК ПКП, а также в программных документах военного правительства.
«Демократия всеобщего участия», как правительство военных определило будущий государственный строй Перу, должна была стать системой, в которой власть принадлежала бы не политическим или экономических олигархиям, а массовым общественным и политическим организациям, с помощью которых народ мог бы решать возникающие проблемы. Именно так представлялась правительству X. Веласко Альварадо возможность участия народа в революционном процессе, и что являлось одной из характерных черт «перуанской модели революции».
«Наше правительство намерено изменить структуру власти страны таким образом, чтобы будущее народное правительство не было сметено теми, кто исторически был носителем этой абсолютной власти... Отныне сам народ будет решать свою судьбу, только он будет по-настоящему нести ответственность за свои победы или свое поражение» 67,— говорил X. Веласко Альварадо.
Для дальнейшего успешного развития революционного процесса было важно коренным образом изменить государственный аппарат в соответствии с духом новых революционных преобразований.
«На компартию правительство опираться не хотело, а на другие партии — не могло. Это стимулировало возникновение концепции, согласно которой все партии одинаково плохи, все они играют посредническую роль и бюрократизируют дело. Была взята установка вообще обойтись без партий» 68,— писал по этому поводу Генеральный секретарь Перуанской компартии Хорхе дель Прадо. По мнению военного руководства, деятельность партий, играющих роль посредников, приводит к возникновению «бюрократической касты» и якобы не допускает непосредственного участия масс в управлении. Коммунисты считают эту концепцию неверной, но именно она легла в основу создания национальной системы поддержки социальной мобилизации 69.
СИНАМОС предназначалась для замены политических партий в организации масс и для подготовки первичных органов народной власти к будущему управлению государством. Таковы идеологические предпосылки создания СИНАМОС, которая должна была стать организацией для привлечения масс к участию в революционном процессе, организацией, которая, не являясь ни политической партией, ни министерством, в то же время подчинялась бы непосредственно президенту.
«СИНАМОС — предназначается для того, чтобы покончить с равнодушием и пассивностью перуанского народа; мы должны передать власть от мелких групп, в чьих руках она находилась, массам» 70,— заявил о целях, которые ставило военное руководство Перу перед организацией, бригадный генерал X. Грехем Уртадо.
Почему же революционному правительству понадобилась подобная организация? Во-первых, с течением времени правительство почувствовало необходимость народной поддержки для обуздания контрреволюции; во-вторых, организация стала необходимой для привлечения народа к сознательному и «всеобщему участию» в общественной жизни страны; в-третьих, военному руководству нужен был пропагандистский аппарат для распространения в массах своей идеологии, которую, как считает Генеральный секретарь ЦК ПКП Хорхе дель Прадо, «можно было бы назвать мелкобуржуазным социализмом, антиимпериалистическим и ан- тиолигархическим по духу, но нельзя ни в коем случае идентифицировать с марксизмом» 71.
Коммунисты Перу выступили в поддержку создания новой организации, предупреждая тем не менее, что состав СИНАМОС идеологически неоднороден, а это может повлечь за собой в дальнейшем нежелательные последствия 72.
«Мы выступаем за широкое вовлечение народных масс в революционный процесс, их мобилизацию на борьбу за ближайшие и общие требования, сплочение в единый антиимпериалистический фронт и поэтому в принципе поддерживаем основные цели, провозглашенные СИНАМОС,— писал Хорхе дель Прадо.— В то же время необходимо подчеркивать ошибочность некоторых идеологических критериев, навязываемых этой организации апри- стами, троцкистами, ультралевыми элементами и сторонниками „третьего пути“, которые пользуются в ней большим влиянием. По нашему мнению, СИНАМОС не должна подменять подлинно народные организации и политические партии; ее успех зависит от того, в какой мере она сумеет их уважать и опираться на них» 73.
Правительство Перу намеревалось осуществить передачу власти постепенно, в течение длительного периода, причем на начальном этапе его планировалось создание самих организаций. Первой такой организацией стала СИНАМОС. «Гарантировать полное участие трудящихся в сложном комплексе правительственных органов» — так охарактеризовал цель создания СИНАМОС генерал JI. Родригес.— «Одним из мотивов, основополагающих существование СИНАМОС, является возможность добиться открытого диалога с народом... Социальная мобилизация, как мы должны ее понимать, действует в двух аспектах: с одной стороны, структурная трансформация и, с другой — всеобщее участие народа. За всеобщее участие несет ответственность СИНАМОС 74.
Существовавшие до тех пор в Перу государственные учреждения, организующие народные массы, по мнению революционного правительства, действовали разобщенно, напрасно растрачивая средства и людские ресурсы. Причина этого — отсутствие системы, которая могла бы координировать их деятельность. Теперь функции и обязанности таких организаций возлагались на СИНАМОС, подчиненную непосредственно президенту страны через своего руководителя в ранге министра. Первым руководителем СИНАМОС был назначен генерал J1. Родригес.
Организация должна была контролировать и направлять деятельность общественных организаций, самоуправляющихся объединений (общин), кооперативов, студенческой молодежи, рабочих и крестьян. Были созданы национальный, региональный и зональные 75 центры СИНАМОС; последние делились на так называемые «инициативные группы». Инициативные группы знакомились с положением дел на местах, планировали общественную деятельность различных социальных групп. Для этого выделялись необходимые государственные средства 76.
Таким образом, целый ряд организаций, ранее подчинявшихся различным министерствам, был теперь объединен под общим руководством. «Важным аспектом в деятельности СИНАМОС,— отмечал тов. Хорхе дель Прадо,— явилась работа на местах: в рабочих поселках, в отдаленных городах и селениях. Здесь СИНАМОС способствовала организации различных народных ассоциаций, помогая в решении местных проблем, и, таким образом, включала эти селения и поселки в революционный процесс в целом»77.
Другой положительной чертой в деятельности СИНАМОС явилось создание массовых организаций. Например, без содействия СИНАМОС было бы трудно создать такую важную массовую ассоциацию как Национальная аграрная конфедерация крестьян (НАК), насчитывающую в своих рядах более 3 млн. крестьян. «Создание общенациональной крестьянской организации возможно в настоящее время только при содействии государства. И в этом отношении СИНАМОС сыграла важную роль, потому что образование Национальной аграрной конфедерации означает подлинное приобщение крестьянства к революционному процессу»,— отмечали перуанские коммунисты 78. Объединение сельских тружеников в масштабе всей страны действительно было одним из самых значительных завоеваний перуанской революции. С помощью СИНАМОС была также создана Национальная конфедерация промышленных общин, тоже одна из важнейших народных ассоциаций первого этапа революционного процесса.
Тем не менее уже в то время Перуанская компартия отмечала не только положительные, но и негативные моменты в деятельности СИНАМОС. Например, отмечалась недооценка сотрудничества с другими прогрессивными организациями, выступавшими в защиту революционных преобразований. К тому же включение в состав СИНАМОС сторонников троцкистских, нео- апристских и других направлений с самого начала наметило тенденцию к проведению антирабочей и антикоммунистической политики некоторыми руководителями СИНАМОС 79.
Кроме того, «создание еще одного объединения,— писал Хорхе дель Прадо,— на деле привело только к разобщению рабочего класса. В общем создается впечатление, что правительство уже отдает себе отчет в том, что не всегда оно может подменять политические партии, что и СИНАМОС не может их заменить»80. Стало очевидно, что задачу обойтись без участия партий СИНАМОС не выполнила, поскольку заменить их этой организацией не удалось.
«Народ должен организоваться так, как ему хочется, чтобы успешно решать свои проблемы»,— говорили организаторы СИНАМОС81. Однако руководство этой организацией осуществлялось генералом, непосредственно подчиненным президенту, со штатом сотрудников, насчитывающим 4800 человек. Бюджет СИНАМОС составлял 9 млн. долл. в год. Входящим в эту систему экономистам, агрономам, социологам, общественным работникам и организаторам поручено было «учить народ организованности».
Правительство военных, которое стремилось обеспечить себе поддержку народа и высказывалось за образование единого антиимпериалистического фронта левых сил от коммунистов до демо- христиан, тем не менее включило в состав СИНАМОС сторонников «третьего пути», неоапристов, маоистов, троцкистов. Об этом неоднократно предупреждали коммунисты, предостерегая, что идеологический плюрализм на деле может привести к отсутствию идейного единства в рядах организации.
Действительно, СИНАМОС оказалась не способной организовать народ политически и таким образом не выполнила еще одну задачу, которая ставилась перед организацией, а именно: ей не удалось способствовать единению правительства и народа.
Качественные изменения в деятельности организации и очевидная ее бесполезность вынудили правительство признать, что она не выполнила возлагавшейся на нее роли организатора масс, и в апреле 1975 г., ровно через три года со времени создания, СИНАМОС была упразднена. Ей не удалось решить задач, которые поставило перед ней военное правительство. Организация способствовала некоторой активизации местных органов и созданию важных народных ассоциаций, тем не менее сама она народной организацией так и не стала. Не произошло того сплочения с народом, которого правительство надеялось достигнуть без участия политических партий.
Что же помешало этому? Прежде всего идеологический плюрализм военных и их идейная неподготовленность к политикосоциальным мероприятиям революционного периода. Включив в состав СИНАМОС представителей различных идеологических направлений, правительство военных совершило ошибку, поскольку отсутствие идейного единства в рядах организации парализовало ее и способствовало ее бюрократизации. Проведение антирабочей и антикоммунистической политики некоторыми руководителями СИНАМОС было гибельным для дела единения с народом, так как сводило на нет любую инициативу снизу, что в свою очередь привело к тому, что нужды и насущные интересы народа перестали доходить до центральных органов СИНАМОС, а через нее до правительства. Неудачу в работе организации вынуждено было признать и правительство, что и привело к реорганизации СИНАМОС.
Но революцию необходимо защищать. Справедливость этого требования правительство Перу почувствовало уже со времени своих первых социально-политических мероприятий, а особенно с возрастанием экономических трудностей переходного периода.
При реорганизации СИНАМОС руководство военных указывало на необходимость создания новой организации, способной на новом этапе революции защитить завоевания народа. 4 ноября 1975 г. президент Перу Франсиско Моралес Бермудес обратился к народу с призывом сформировать Фронт защиты перуанской революции 82, который должен был обеспечить широкое участие различных слоев населения страны в деле защиты революционных преобразований при всемерной поддержке правительства.
Народ Перу горячо откликнулся на призыв президента. По всей стране начали создаваться первые организационные комитеты Фронта защиты революции. Идею создания Фронта активно поддержали сельские труженики. Уже в ноябре 1975 г. были созданы первые организационные комитеты крестьянских организаций. О создании организационных комитетов Фронта объявили Федерация революционных аграриев Тупак Амуру и Лига революционных аграриев Пакасмайо. «Необходимо преградить путь реакции, которая пытается создать климат неустойчивости для возвращения к прошлому»83,— постановил организационный комитет Лиги аграриев в Пакасмайо. «В Пакасмайо реакционеры не пройдут, потому что здесь есть мы — организованные крестьяне, готовые к защите революции» 84,— заявил президент этой сельскохозяйственной организации, которая первой откликнулась на призыв главы государства.
В это же время начал создаваться Комитет в Куско, возглавленный А. Мар Ариасом, и Комитет аграрной федерации Лимы, президент которой Вальтер Сакайко сказал: «Будущий Фронт должен включить основные народные организации всех без исключения районов, только тогда он станет действительно последовательно защищать интересы народа» 85. Президент аграрной федерации «Сельва социалистическая», объединившей крестьян района перуанской Амазонии, от имени федерации объявил о создании организационного комитета Фронта в своем районе: «Мы — перуанцы желаем ответить на призыв нашей революции» 86,— заявил он.
Национальная аграрная конфедерация также поддержала идею создания Фронта.
С призывом самоотверженно бороться в союзе со всем перуанским народом к крестьянству обратились участники ассамблеи НАК, в которой участвовали представители 20 сельскохозяйственных конфедераций, входящих в эту крупнейшую крестьянскую организацию страны. Ассамблея приняла решение оказать всестороннюю поддержку создаваемому Фронту защиты революции: «Этот Фронт должен охранять завоевания перуанского народа от происков олигархии и империализма, оказывать максимальное содействие построению в стране справедливого общества, в котором не будет ни эксплуататоров, ни эксплуатируемых» 87.
Почему же так горячо откликнулось крестьянство на призыв революционного правительства? На этот вопрос отвечает журналист газеты «Экспресо» Ф. Монклоа: «Ни для кого не секрет, что крестьяне первыми приняли эту директиву правительства о формировании Фронта, потому что основная и наиболее глубокая, на наш взгляд, реформа революционного процесса именно аграрная. Крестьяне каждый раз обнаруживают себя как сектор сознательный, борющийся за свою организацию, за разумную и положительную автономию относительно административной бюрократии государства» 88.
Призыв к созданию Фронта защиты революции был также поддержан профсоюзами: «Фронт Должен дать мощный импульс развитию революции, другими словами, способствовать ее укоренению и укреплению» 89,— сказал генеральный секретарь Национальной конфедерации трудящихся Перу X. Гайардо. Идею создания Фронта также поддержал Г. Эспиноса, генеральный секретарь Конфедерации трудящихся Перу: «Мы согласны с тем, что необходимо сформировать широкий фронт всех левых сил, предназначенный защищать процесс» 90.
Ф. Ланда, вице-президент Федерации журналистов Перу, писал: «Необходимо сделать первый и эффективный шаг для того, чтобы утвердить основу процесса, в котором могли бы участвовать представители народных организаций, действительно желающих совершить революцию» 91.
По всей стране продолжался процесс создания Фронта защиты революции. В январе 1976 г. был учрежден Организационный комитет Фронта Лимы, в него вошли представители Аграрной конфедерации департамента столицы, Федерации рыбаков, Национальной конфедерации трудящихся Лимы, Центра революционных трудящихся Перу, представителей предместий Лимы. Всего в районный комитет Фронта было делегировано 16 представителей. Координационная комиссия Лимы под председательством Вальтера Сакайко делегатом от крестьян провозгласила, что Фронт подтверждает ясную позицию антиимпериализма и антиолигар- хизма и что региональная организация столицы считает, что «учреждение Фронта означает реальное участие народных организаций на всех уровнях в деле углубления завоеваний революции и их защиты» 92.
Союз портовых рабочих Кальяо от имени 3 тыс. своих членов призвал к сотрудничеству с Фронтом защиты революции. В своем воззвании эта профсоюзная организация указывала, что Фронт «должен быть создан в согласовании с другими организациями на базе подлинного отождествления с революционным процессом, руководимым вооруженными силами» 93.
Стало очевидным, что призыв правительства сформировать единый Фронт для защиты революционных преобразований и дальнейшего углубления процесса революции в Перу был единодушно поддержан всеми народными организациями на разных уровнях, от рабочих и крестьянских организаций до профсоюзных ассоциаций в масштабе всей страны.
В первом официальном заявлении Организационного комитета Фронта говорилось, что «создание Фронта защиты перуанской революции — это первый сознательный шаг деятельности революционного народа в защиту уепехов, достигнутых в ходе перуанского революционного процесса и в борьбе за его продолжение по намеченному народом пути к построению перуанского социализма» 94.
«Национальный фронт защиты перуанской революции,— заявил в беседе с журналистами один из руководителей Оргкомитета Фронта А. Мар Ариас,— призван стремиться к преобразованию Перу в социалистическое общество всеобщего участия и, имея революционный характер, должен бороться за прогрессивное преобразование бюрократического государственного аппарата в народные организации. Деятельность этого Фронта будет направлена на активизацию антиимиериалистического и антиоли- гархического наступления трудящихся как необходимого условия для ликвидации в Перу наследия капитализма. Кроме того, в соответствии с революционной линией, организаторы Фронта будут стремиться к главной задаче — единению вооруженных сил с народом, являющейся ключевым элементом процесса внутри перуанской действительности» 95.
В состоявшейся в те дни беседе с президентом страны А. Мар Ариас сказал, что «организационную работу по созданию Фронта предполагается завершить к июлю 1976 года». В ходе беседы президент Ф. Моралес Бермудес обещал поддержку создаваемому Фронту со стороны правительства, но подчеркнул, что «поддержка и сотрудничество со стороны правительства должны обусловливаться признанием Фронтом идеологических основ перуанской революции, в этой связи создаваемая организация должна быть „чистой*4 от влияния каких-либо традиционных политических организаций и группировок» 96.
Эта совершенно ясная позиция военного руководства была принята многими организаторами Фронта, и они, желая сохранить поддержку правительства, выступили против участия в организации политических организаций и партий, поддерживающих революционный процесс, но не являющихся, по их мнению, его активными участниками, причем относили к ним и Коммунистическую партию.
Тем не менее Компартия Перу активно поддерживала создание Фронта: «Лучшая гарантия для углубления революционного процесса — это организация и развитие Фронта защиты революции»,— писала газета «Унидад», орган Компартии Перу. «Его сила и эффективность зависят от революционного размаха и опираются на решительный и устойчивый союз рабочего класса и крестьянства. Фронт организуется на базе СИНАМОС, но без ее практики „манипуляций*4, а под девизом идеологии и концепций революции» 97.
В феврале 1976 г. перуанские коммунисты призывали патриотические силы сплотиться под эгидой Фронта: «В этот час революционной активности участие всех патриотических сил может регулироваться и укрепляться посредством Фронта национальной защиты революции, через который трудящиеся могут внести свой вклад в дело основания Фронта, широкого и демократического, включающего все прогрессивные силы, революционные и народные, поддерживающие перуанскую революцию» 98.
Действительно, к этому времени в основном подошел к концу этап формирования Фронта. Организационный комитет Лимы сообщал, что во всех провинциях и департаментах страны идет рост комитетов Фронта, способствующих в свою очередь созданию политических центров, которые будут функционировать в рабочих предместьях, городах, каждой народной организации и учреждении.
В мае 1976 г. состоялась III конференция региональных организаций Фронта. Делегаты конференции, представляющие 50 организационных комитетов Фронта семи департаментов страны* также заявили об окончании работы по созданию Фронта ".
Какие задачи ставили создатели Фронта защиты перуанской революции? В политической области деятельность этого движения должна была быть направлена против любых попыток восстановления империалистического и олигархического господства* на построение в Перу социалистического общества, в котором не будет ни эксплуататоров, ни эксплуатируемых, на углубление революционного процесса в стране, на развитие здравоохранения и образования, на разрешение проблемы жилья и проблемы продовольствия.
В области экономики основная задача, по мнению Организационного комитета Фронта, должна была заключаться в достижении подлинной экономической независимости страны, в создании сектора общественной собственности и превращении его в доминирующий, в быстрейшем завершении аграрной реформы, в преодолении экономических трудностей, с которыми сталкивается Перу. Этот основополагающий документ должен был быть представлен на рассмотрение учредительной ассамблеи Фронта, которая должна была состояться в июне—июле 1976 г.
Цели и задачи, выраженные в приведенном документе, должны были содействовать углублению перуанского революционного процесса. Фронт «нужен не только военным, которых представляют президент Бермудес и премьер-министр Мальдонадо, но он должен поддерживать связи на уровне координации с другими группировками, стоящими на позиции антиимпериализма и анти- олигархизма» 10°,— заявил А. Мар Ариас.
Однако уже на организационном этапе создания Фронта стали заметны разногласия в рядах руководителей этой организации по вопросу участия партий и различных политических группировок. Как было указано выше, правительство высказалось против их участия в создаваемой организации, однако все чаще раздавались голоса в поддержку участия партий, предостерегая, что новая организация может лишиться поддержки народа, так же как и СИНАМОС, желавшая обойтись без участия партий 101.
Коммунисты предупреждали, что подобные разногласия в рядах учредителей Фронта могут привести к осложнению и затягиванию процесса создания этой организации. Так и случилось: несмотря на то что идея создания Фронта была поддержана всеми прогрессивными силами страны и организационный этап его формирования был проведен в самые короткие сроки, учредительная сессия организационных комитетов Фронта, на которой оставалось только утвердить создание новой организации, так и не состоялась.
С июня 1976 г. отмечается усиление деятельности контрреволюции, которая, используя внутренние экономические трудности и усиление нажима извне, перешла в открытое наступление на права трудящихся, стараясь в то же время повернуть политику правительства вправо.
В условиях экономического кризиса правительство военных вынуждено было пойти на некоторые перемены, которые повлекли за собой замораживание заработной платы и рост цен. Эти перемены в первую очередь легли на плечи трудящихся. Тем не менее перуанский народ, организованность которого в годы революционного процесса заметно возросла, не захотел согласиться на меры правительства, а главное — не захотел отказаться от тех завоеваний, которые были достигнуты с таким трудом.
С призывом ко всем прогрессивным силам самоотверженно бороться с контрреволюцией и защитить завоевания перуанского народа от происков реакции выступила Национальная конфедерация промышленных общин, объединяющая десятки тысяч трудящихся. «Контрреволюционные элементы,— указывается в заявлении,— пытаются расшатать и ликвидировать правительство военных с целью вернуть себе прежнее господствующее положение, установить неограниченную эксплуатацию трудящихся масс и вновь превратить страну в колонию международного империализма» 102.
Компартия Перу с самых первых мероприятий правительства по созданию народных организаций, как мы знаем, постоянно предостерегала военное руководство от предоставления власти в этих организациях представителям троцкистских, неоапристских, маоистских и других левацких направлений, а также сторонникам «третьего пути». Так, Генеральный секретарь Компартии Перу Хорхе дель Прадо писал, что военное руководство при всех своих мероприятиях «стремится направить классовую борьбу в определенное русло в соответствии с концепцией некапиталистического и некоммунистического развития общества» 103.
«Сторонники третьего пути, которые претендовали на отказ и от капитализма, и от социализма, на самом деле старались скрыть свое отречение от ясной перспективы социализма»,— указывали перуанские коммунисты104. На самом же деле «не существует никакой возможности иной перспективы, кроме социалистической, для успешного развития революции»105,—считают коммунисты Перу.
«Идеологический плюрализм» в рядах военных привел к отсутствию идейного единства в руководстве тех организаций, которые правительство пыталось создать без участия партий. Постоянное и настойчивое требование правительства об отстранении партий, в том числе и коммунистической, кончилось разногласиями в рядах этих организаций и достигнуть единения с народом, которого хотели военные, стало невозможно. «Правительство всегда искало возможности манипулировать и разъединять организации трудящихся. Для этого создавались различные многочисленные организации, вроде СИНАМОС, посредством которых государственный бюрократический аппарат собирался заменить политические партии и манипулировать уже существующими общественными организациями» 106,— считают коммунисты.
Военному правительству Перу так и не удалось создать такие организации. Военное руководство оказалось неподготовленным к организованному народному участию в революционном: процессе и не было готово к присутствию представителей народных организаций в государственном аппарате. «В первые годы революции рабочий класс и крестьянство выдвигали многочисленные и важные инициативы для защиты и углубления процесса,— говорится в документах VII Национального съезда ПКП,— однако эти инициативы не встретили содействия со стороны правительства» 107.
Попытки создания СИНАМОС и Фронта защиты перуанской революции как всеобъемлющих внеклассовых организаций населения, разумеется, не могли снизить роли рабочего движения, которое в годы правления военных не только сохранило, но її укрепило и расширило свои позиции.
<< | >>
Источник: Зубрицкий А.Ю.. ПЕру: социально- экономическое и политическое развитие (1968—1980) ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» МОСКВА 1982. 1982

Еще по теме Деятельность СИНАМОС и Комитета защиты перуанской революции:

  1. «Руководящий комитет» европейской революции, 1818-1823
  2. МАНИФЕСТ ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ ВЕЛИКОБРИТАНИИ В ЗАЩИТУ СОВЕТСКОГО СОЮЗА
  3. РЕЗОЛЮЦИЯ ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ КИТАЯ С ПРИЗЫВОМ СОЗДАТЬ ЕДИНЫЙ АНТИФАШИСТСКИЙ ФРОНТ ДЛЯ ЗАЩИТЫ СССР
  4. Каждые два года Комитет представляет Генеральной Ассамблее доклад о своей деятельности.
  5. Современные психологические и акмеологические подходы к выявлению специфики профессиональной деятельности сотрудников следственного комитета
  6. Статья 115. Контроль исполнительных комитетов местных Советов народных депутатов за деятельностью жилищно-строительных кооперативов
  7. Д. В 1985 г. создан Комитет ЭКОСОС по экономическим, социальным и культурным правам. Его реальная деятельность началась в 1987 г.
  8. Комитет Министров может также запросить мнение Правительственного комитета.
  9. Беларусь в период революции 1905-1907 гг. Деятельность БСГ.
  10. Психология профессиональной и организационной идентификации и ее значение для эффективности деятельности сотрудников следственного комитета
  11. Комитет по ликвидации расовой дискриминации Этот комитет из 18 экспертов контролирует реализацию
  12. Mid.ru/. IV.1 Комитет по правам человека Комитет состоит из 18 членов, работающих в
  13. § 2. ГЛАВНЫЙ КОМИТЕТ, МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ, ГУБЕРНСКИЕ ДВОРЯНСКИЕ КОМИТЕТЫ О ПРОГРАММЕ РЕФОРМЫ. МАЙ—ОКТЯБРЬ 1858 г.
  14. ГЛАВА II. ОБОСНОВАНИЕ ПРОГРАММЫ И ВЫБОРА МЕТОДОВ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОГО ИЗУЧЕНИЯ ОРГАНИЗАЦИОННОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ И ОЦЕНКИ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОТРУДНИКОВ СЛЕДСТВЕННОГО КОМИТЕТА